Бублик борис андреевич как формировать огурцы и помидоры

Когда 80-летнего Бориса Бублика называют ленивым огородником, он не обижается. Наоборот – гордится. Он, пожалуй, самый известный из отечественных пермакультуристов — людей, считающих, что хороший урожай можно вырастить, просто не мешая земле излишней опекой.

— Все, что мы делаем с лопатой и тяпкой — во вред огороду, — говорит Борис Андреевич,- Мы рыхлим, перекапываем, прорываем и думаем, что делаем хорошо, а на самом деле -мешаем природе. Надо просто помочь растениям друг друга любить — искать между ними связи и заставлять эти связи работать без нашего участия. Это и есть главный принцип пермакультуры и природного земледелия.

В своем огороде в селе Мартовая под Харьковом «умный ленивец» работает всего три-четыре дня за лето, остальное время — просто собирает урожай. Его огород растет по принципу «съедобного леса» — почти без участия хозяина. Ухоженным в привычном понимании его вряд ли назовешь: сорняки, которые большинство огородников выпалывает на корню, здесь имеют те же «права», что и картошка и помидоры. Иногда «умный ленивец» даже высеивает их специально.

— Чем старше человек становится, тем больше его организм насыщается разнообразными вредных веществ, что в дальнейшем приводит к ухудшению здоровья. Но есть способы очищение организма разными травами, и каждая трава отвечает за свой орган, и в при многократном приеме очищает его.

— Земля, укрытая березкой, прекрасно сохраняет влагу. И заметьте: у меня нет ни жука, ни тли. Все потому, что запах сорняков «маскирует» все остальные запахи, и вредителям в мой огород лететь неинтересно. При этом мне не нужно травить овощи всякой «химией» -достаточно один раз, в начале лета, побрызгать Актофи-том, — говорит Борис Андреевич, демонстрируя абсолютно чистые кусты картошки, перца и баклажанов. Поучиться принципам «ленивого земледелия» к Борису Бублику приезжают гости со всей Украины, и для каждого он охотно проводит экскурсию:

— Люди почему-то вбили себе в голову, что сеять нужно только рядками, а на вопрос почему — объясняют: потом легче прорывать. Я же сею так, что мне потом не нужно делать и эту лишнюю работу, — говорит Борис Андреевич.

Для сева без рядков он использует обычные пластиковые бутылки, только с отверстиями в дне. Это простейшее приспособление позволяет семенам высыпаться равномерно. Отверстия можно делать шилом или гвоздем, потом зачистить изнутри так, чтобы размер каждого был меньше двух размеров семени — тогда получится без сгустков. Для редиса, редьки, дай кона может быть одна бутылка, для капусты, горчицы, рапса — другая. Всего в хозяйстве таких сеялок должно быть около десятка.

Весь мой труд в том, чтобы рассыпать семена по грядкам, а потом завернуть их с помощью плоскореза или грабель, заодно убрав сорняки. Разве это работа? — улыбается Борис Бублик.

Еще одно его «ленивое» приспособление для посадки — обычный деревянный колышек, которым огородник делает небольшие ямки. В них он бросает семена кукурузы, фасоли или подсолнечника — через трубку длиной метра в полтора.

— Я сею, даже не наклоняясь, а потом просто слегка притаптываю ямку — вот и все усилия. И не нужно никаких лунок! «Вечные» грядки — еще одна гордость пермакультуриста. Плохо убранные в августе лук и чеснок дают семена, которые, рассыпаясь самостоятельно, к весне дают уже готовую засеянную грядку.

Более подробно о «ленивых» своего огородного хозяйства Борис Андреевич рассказывает в своих видео…

Борис Бублик об организации работы в огороде:

ОГОРОДНАЯ ПЕРМАКУЛЬТУРА. Семинар Б.А.Бублика, в котором он рассказывает о своем опыте земледелия, о том, как сделать работу на огороде не такoй фoрсирoваннoй и oднooбразнoй; как добиваться лучших успехов с меньшим напряжением, отходя от некоторых традиций.

Семинар Б.А.Бублика «Самодостаточный огород» (2012).

СОДЕРЖАНИЕ: О воде и влагообеспечении, создание террас; Школьный огород, неполивное земледелие; Где брать семена, как делать самим дома; Чеснок; Когда поливы противопоказаны, корни томатов и полив; уДОБРения-уВРЕДнения; ЭМ-силос.

Борис Бублик о поливе растений:

Семинар Б.А.Бублика «Огород без хлопот». Часть 1:

Семинар Б.А.Бублика «Огород без хлопот». Часть 2:

Борис Бублик — Щадящая работа в огороде (семинар):

Также для тем, кто заинтересовался огородной пермакультурой предлагаем изучить новую книгу Бублика и Гридчина, в которой исследуется важнейший прием земледелия — выращивание сидератов. Но, вопреки устоявшейся традиции, для авторов сидераты — не просто зеленое удобрение. Они считают, что такое «приземление» явления, носящего звездное имя («sidus» — звезда) — неправомерно, что такое имя не могло быть дано средству банального пополнения запасов минералов в почве.

В этой книге, созданной авторским «тандемом», саккумулировался многолетний опыт хозяйствования на больших и малых площадях, позволяющий смотреть на сидераты как на манну, сыплющуюся с небес. И авторы собирают эту «манну», сортируют, раскладывают по полочкам.

Тщательный анализ сидерации, несомненно, привлечет внимание широкого круга читателей — без различия «веры». Все, что сказано в книжке, может оказаться полезным и пахарю, боготворящему плуг, и земледельцу, что хозяйствует в согласии с природой и считает это изобретение Сакса губительным для Земли.

Скачать книгу можно ЗДЕСЬ . Там же вы можете скачать и некоторые другие книги Бориса Бублика.

БОЛЬШАЯ ПОДБОРКА СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ «СОЗДАНИЕ СВОЕГО САДА. ПЕРМАКУЛЬТУРА, ПРИРОДНОЕ И ОРГАНИЧЕСКОЕ ЗЕМЛЕДЕЛИЕ»: https://lubodar.info/category/permakultura-prirodnoe-i-organicheskoe-zemledelie/

Понравилась статья? Расскажите друзьям и подпишитесь на обновления портала «Любодар» (форма подписки в правом верхнем углу страницы).
+++
Другие полезные статьи:

* «ЛОКАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ» — фильм, который должен увидеть каждый! Фильм рассказывает о глобальной пищевой политике, об обнищании и уничтожении традиционного сельского хозяйства, об искусственно созданной зависимости современного земледелия от нефтяной промышленности: https://lubodar.info/lokalnoe-reshenie-globalnyh-problem/

Весьма вдохновляющий пример, как можно всего на 400 м2 (4 сотки) выращивать 2700 кг еды в год, обеспечивать пищей 4 взрослых человека и получать доход в 20 000 долларов в год! https://lubodar.info/kak-mozhno-na-400-m2-vyrashhivat-2700-kg-edy-v-god/

* ПРОДУКТОВО-ЗЕМЕЛЬНАЯ КАБАЛА – ЭТО МИФ, ГЛОБАЛЬНЫЙ ОБМАН (видео+большая подборка материалов): https://lubodar.info/produktovo-zemelnaya-kabala-eto-mif-globalnyj-obman/

* ТЕМ, КТО ВСЕ ЕЩЕ ЖИВЕТ В ГОРОДЕ! КАК ЖИВЯ В ГОРОДЕ, ВЫРАЩИВАТЬ СОБСТВЕННЫЕ ПРОДУКТЫ НА ПОДОКОННИКЕ, НА БАЛКОНЕ, НА ПРИДОМОВЫХ УЧАСТКАХ И НА КРЫШАХ ДОМОВ: https://lubodar.info/kak-vyrashhivat-sobstvennye-produkty-v-gorode/

* САМАЯ ПОЛНАЯ ПОДБОРКА КНИГ НИКОЛАЯ КУРДЮМОВА! Его книги уже стали настольными для десятков тысяч дачников и экопоселенцев: https://lubodar.info/podborka-knig-nikolaya-kurdyumova/

МЕТОД МУСАНОБУ ФУКУОКА — МЕТОД «НЕДЕЯНИЯ» В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ, ПРИРОДНОЕ ЗЕМЛЕДЕЛИЕ, способствующее большим урожаям при минимальных затратах труда и времени и восстановлению деградирующих почв! https://lubodar.info/metod-musanobu-fukuoka/

НАСТОЯЩИЕ ПРИЧИНЫ ВРЕДА ГЕННО-МОДИФИЦИРОВАННЫХ ПРОДУКТОВ И ЖИВОТНЫХ (ГМО) И РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ ГМО: https://lubodar.info/nastoyashhie-prichiny-vreda-gmo/

источник

Борис Бублик | текст | г. Харьков

Посмотрим на существенные черты системы земледелия Овсинского глазами огородника. Так сказать, «приценимся» к ним.

Иван Евгеньевич засевал зерновое поле полосами: 30-сантиметровая засеянная (гуще обычного) полоса и 60-сантиметровая полоса пара, свободная от растений. В паровой полосе верхние 5 см регулярно рыхлились конным полольником. Этот 5-сантиметровый рыхлый слой далее будем называть одеялом (толщина его была подобрана Иваном Евгеньевичем эмпирически). Одеяло удовлетворяет двум требованиям:

  • проницаемо для воздуха;
  • поддерживает перепад температур ta атмосферного воздуха над одеялом и ti почвы под ним.

Благодаря проницаемости одеяла в почву беспрепятственно проникает воздух. Он тем более влажен (и тяжел), чем выше температура ta. Это — физический закон.

Проникнув под одеяло, воздух встречается с холодной почвой, вследствие чего в ней конденсируется влага. Объем конденсата тем больше, чем больше разность ta — ti . Облегченный воздух поднимается вверх, уступая место новым порциям тяжелого, насыщенного влагой воздуха. Так что воздух непрерывно циркулирует.

По подсчетам Овсинского, за лето в 70-сантиметровом слое почвы под одеялом может осесть около 12 см влаги. Иначе говоря, под 1 квадратным метром одеяла ежедневно остается примерно литр воды.

Посевам Ивана Евгеньевича засуха была не страшна. Он писал:

«Мелкая двухдюймовая вспашка . есть именно тот таинственный деятель, который снял с измученных плеч земледельца ужасное бремя засухи. Теперь я не только спокойно, но и с некоторым удовольствием встречаю этот ужасный бич земледелия. Растения у нас взойдут и будут расти без дождя, нитрификация и охлаждение газов будут происходить самым энергичным образом. А хорошая погода облегчает нам работу на поле, чему дождь часто становится препятствием».

Обращают на себя внимание эпатажные — с виду — слова: «с некоторым удовольствием встречаю этот ужасный бич земледелия» и «дождь часто становится препятствием работе». Это — о годах на стыке XIX и XX веков, когда в России чередой шли жестокие засухи!

Однако, эти слова следует воспринимать, как говорится, один к одному, буквально. Ибо чем выше температура воздуха ta, тем больше влаги в нем, и тем большими оказываются разность ta — ti и, стало быть, объем конденсата, осевшего в почве. Неудивительно, что Иван Евгеньевич собирал в эти годы со своей чересполосицы по 300 пудов (50 центнеров) пшеницы с гектара.

Кроме того, Иван Евгеньевич глубоко вник в физиологию растений, установил наличие у них самосознания (самодостаточности) и сознательно воспользовался тремя проявлениями этого феномена.

Первое — краевой эффект. Если рядом с растением оказывается свободное, не занятое другими растениями, пространство, растение всеми доступными ему силами стремится захватить это пространство для своего вида. Свекла, например, захватывает пространство тем, что наращивает корнеплоды — тогда на них образуется большее число розеток, и на следующий год из добавленных розеток вырастут дополнительные семенные побеги. Озимая пшеница, обнаружив по соседству незанятое пространство, увеличивает число колосков у растения (в посевах Ивана Евгеньевича число колосков на одном растении достигало 50!).

О втором проявлении феномена самосознания Иван Евгеньевич говорил: «Растение мстит земледельцу за свои невзгоды цветами и плодами». И вновь это эпатажное высказывание следует понимать буквально. В комфортных условиях растение вовсю вегетирует, откладывает заботу о потомстве на потом. Однако, встретившись со слишком высокой или, наоборот, опасно низкой температурой, с засухой или переувлажнением, с теснотой, с нехваткой питания и с другими грозами-невзгодами, спохватывается и все ресурсы направляет на продолжение рода (цветы и плоды). Яркую, знакомую всем огородникам метаморфозу, демонстрируют лебеда, мышей, щирица. Весной им «и море по колено», они жируют, а осенью, едва оторвавшись от земли, уже цветут и обсеменяются.

Третье проявление самосознания растений касается корней: корни растений, ответственные за питание, «сознательно» устремляются к пище для растений, а водные корни — к влаге.

Феноменом самосознания растений мастерски пользуется Владимир Никитич Розум. Рядок свеклы на грядке Розума выглядит просто как сваленная в кучу тачка свеклы. Свекла щегольнула краевым эффектом (её рядок соседствует со рвом с органикой), отомстила Владимиру Никитичу за загущенный посев, а у корней свеклы была возможность прильнуть ко рву с органикой, где в достатке и влага, и пища для растений.

Итак, перечислим существенные черты системы земледелия Овсинского, которыми хотелось бы наградить огородные грядки:

  • сбор «росы Овсинского» под одеялом;
  • краевой эффект;
  • месть растений за невзгоды цветами и плодами;
  • обеспечение корням растений возможности льнуть к пище и влаге.

Прямой перенос «чересполосицы» Овсинского в огород технологически труден. Хотя бы из-за скрывшихся во мгле истории конных полольников и самих коней. Если же вручную поддерживать одеяло постоянно рыхлым, то огороднику станет жизнь не в жизнь. Не то что на небо взглянуть — некогда будет даже пот с ресниц стряхнуть.

Часто решение задачи подсказывает постановка её. Вот и мы поставим задачу иначе. Сузим её. Будем искать технологически приемлемую модель не системы Овсинского в целом, а лишь одеяла, удовлетворяющего названным выше требованиям.

Подсказку дают леса. В них под подстилкой совершается то, что интересует огородника в первую очередь — оседание влаги, творящей, в конечном счете, всю водную инфраструктуру суши.

Итак, заменим паровую полосу слоем органики, но заглубим её, спрячем от выветривания, не докучающего подстилке в лесу. Ширину полосы (дорожки) можно заимствовать у Овсинского — 60 см. Но это — не канон. Ширину полоски можно менять — у нас нет, как у Ивана Евгеньевича, технологической привязки к конному полольнику. Однако, исходя из опыта Розума, её не стоит уменьшать: уменьшается количество оседающей влаги. Но, если «под руку толкает» привязка грядки к сложивашейся структуре плантации, ширину можно увеличить.

Что касается ширины продуктивной полосы (гребня), то её можно было бы выбрать равной ширине сдвоенного гребня Розума. Однако, по наблюдениям Розума, при ширине 60 см заметно затрудняется снабжение растений, растущих по центру полосы. Поэтому уменьшим её — в соответствии с рекомендацией Розума, до 40 см.

Итак, для определенности, примем ширину грядки равной 60 + 40 = 100 см. А в случае, если при привязке грядки к плантации надо будет подправить ширину, то делаем это, увеличивая ширину органической полосы (дорожки) или сужая продуктивный гребень.
Вернемся к органической полосе. Оптимальную толщину органики априорно назвать невозможно. Она определяется консистенцией органики и структурой почвы. К примеру, слой сечки кленовых веток с листьями подобен вате — рыхлый, упругий. Чего не скажешь о сечке тополевых веток. И на структурной почве (не в пример глинистой) воздух проникает в органику легче. Однако, на чем-то надо остановиться, с чего-то начать. Исходя из опыта работы на грядках Розума, можно начать со слоя 15 см.

Строится грядка Овсинского (при выбранных параметрах: ширина дорожки вверху — 60 см, ширина гребня — 40 см, глубина канавы — 15 см) — шаг за шагом — так.

На плантации отмечаются полосы шириной 45 и 55 см. Ориентировать полосы желательно с востока на запад. Затем из широкой полосы вынимается пласт почвы толщиной 5-6 см и равномерно укладывается на узкую полосу. Всё! Земляные работы окончены.

Образовалась канава глубиной

15 см. Склоны канавы, вследствие осыпания грунта, скошены. Ширина её вверху

60 см. Ширина гребня продуктивной грядки

Заполняется канава так. Для предохранения от проникновения кротов внутрь органической канавы выстилаем её дно и стенки ветками толщиной 2-3 см. Потом формируем еще одну «чашу» — из сечки веток толщиной 1-2 см. Теперь заполняем канаву смесью всякой органики с умеренным количеством земли и ЭМ-силоса (приманок для червей).

Особую роль в смеси органики, заполняющей канаву, играют веточная сечка и щепа. Они приносят в канаву элементы RCW-технологии, а также сахара и аминокислоты — начало микробных пищевых цепочек. Придают упругость, можно сказать, недеформируемость канаве и делают, практически, безвредной ходьбу по ней. Способствуют размножению арбускулярно-микоризных грибов. Впитывают избыточную влагу, а потом — по мере необходимости — отдают её. Поддерживают рыхлость укладки и позволяют не бояться «излишка» органики. В компании с прочей органикой, в том числе, с ЭМ-силосом, позволяют биоте готовить полноценное, разнообразное питание для растений.

Наконец, присутствие веток и щепы в составе смеси роднит её с лесной подстилкой, напичканной ветками, стало быть, не может быть во вред. И еще. Ветки и щепа, естественно, пополняют органику «импортом» и смягчают проблему выноса.

Заполняется продуктивная полоса меланжем — тесной компанией совместимых растений.

Как можно оценить грядку Овсинского? Самое важное, архиважное — под органической полосой конденсируется влага. И биоте (бактериям, АМ-грибам, червям) в полосе создаются идеальные условия: здесь сытно, влажно, темно, прохладно (полосу прикрывают от солнечных лучей растения, растущие на продуктивной полосе). Растения на грядке имеют возможность блеснуть краевым эффектом: по обоим бокам грядки — не занятые полосы. Загущенная посадка на грядке дает растениям повод «мстить» огороднику от души. Корни растений имеют возможность льнуть к пище и влаге.

Если под рукой оказывается достаточное количество толстых веток, то на дне канавы можно выкопать желоб глубиной на штык лопаты для «кладовой Хольцера» и уложить в него эти ветки. В желоб будут стекать углекислый газ и избыточная вода. В этом случае толщину слоя земли, вынимаемой из широкой полосы, нужно уменьшить на 3 см, чтобы глубина канавы осталась равной

15 см. Вынимаемый слой будет иметь толщину всего 2-3 см. Сделать такую работу проще всего мотыгой (или тяпкой) и подборной лопатой.

В течение 2-3 лет эксплуатации ветки, защищающие червей от кротов, разложатся. В этом случае можно просто поменять полосы местами. Не успевшую разложиться органику можно сгрести и использовать в смеси, наполняющей новую канаву для органики, а образовавшийся биогумус будет изумительным «подушкой» для земли, перебрасываемой на новую продуктивную полосу со старой полосы. А со второй ротации в новых полосах всегда будет диво-земля.

Нужно заметить, что грядки Овсинского концептуально сродни узким грядкам Олега Александровича Телепова (Омск), укладывающего прибывающую органику прямо на дорожки. Этот слой утолщается и за счет подсеваемых на дорожку сидератов, и за счет нарастивших приличную массу сорняков(!). Олег Александрович сознательно позволяет сорнякам поработать насосами, качающими питательные вещества из подземелья, а затем подрезает их острым, как бритва, плоскорезом.

Метод Телепова исключительно эффективен в достаточно увлажненных и умеренно теплых (или даже — прохладных регионах). А на засушливой и жаркой Слобожанщине органике, лежащей на дорожке, угрожало бы выветривание, если не сдувание. Уже много лет у нас, практически, не бывает ласковой весны. Не успевает сойти снег, а нас уже обдувает суховей, пришедший из астраханских степей. И так — неделями. Так что мы из зимы сразу окунаемся в июньское пекло. Что уж говорить о самих астраханских степях! Или о Причерноморье! Вот в таких регионах упрятывание органики в грядках Овсинского, выравнивание плантации и обязательное мульчирование — реальная помощь растениям.

«Не фанатейте!» — неустанно повторяет Николай Иванович Курдюмов. Не будьте жестокими! Не подгоняйте, подобно Прокрусту, ни себя, ни огород под приглянувшийся способ. Выбирайте способ для себя, для своего возраста, своих условий, своего огорода.

А выбирать есть из чего: мульчирование, канадская технология, грядки Курдюмова, Телепова, Розума, Овсинского. Безоглядные же «Даёшь!» и «Долой!» в огороде неуместны.

источник

Бублик Б. А. — Про огород для бережливого и ленивого

Летишь над Норвегией, любуешься фиордами, скалами, снегами (в июле) и поневоле удивляешься “Как тут люди живут”. Но вот приезжаешь домой, идешь в гости, а на столе…норвежская тушенка. Это при наших-то черноземах. Польша со своих подзолов который год поставляют нам овощи и птицу. Плывет через Атлантику зерно из Америки, которая имеет столь узкую полоску чернозема вдоль 100-го меридиана, что даже слова собственного для него не имеет, а обходится нашим черноземом. Не досадно?

Так хочется, чтобы наше земледелие тоже было восстанавливающим. Чтобы бережно относились к земле, ввели в обиход компост и компостирование, круглый год укрывали почву растениями и мульчой, внедрили магические совместные посадки культур. Чтобы мы на наших огородах легче работали, меньше терзали землю и больше на ней собирали. Чтобы мы судили о том, как работали, не по тому, как употели, а по тому, как преуспели. Вот и почему упомянуты бережливый и ленивый в названии книги. Надо только перестроится не бороться с природой, а присматриваться, учиться у нее.

Но…гляньте на наши огороды: пожарища, отвальная пахота, голая по 9-10 месяцев в году почва, монокультурье. Так вкалывать, и тратится себе и огороду во вред? Побывал я во многих странах. Въедливо вглядывался в тамошнее земледелие. Больше года прожил я в Америке. Исколесил северо-восток США вдоль и поперек — от Делавера до Онтарио, от Кейп Кода до Буффало. Насмотрелся на фермы, сады и огороды. Перечитал массу литературы — от учебников по почвоведению до популярной серии Idiot’s Guide(”руководство для идиота”). Многое из увиденного, услышанного, прочитанного отражено в книге. Но — лишь адаптировано к нашим условиям, апробировано. Проверены все практические приемы и советы, всему можно и нужно верить.

Книга рассчитана на дачников и огородников, в первую очередь — начинающих энтузиастов. Я надеюсь, что с ее помощью им удастся обойти грабли, на которые наступали мы, их предшественники. Однако и весьма искушенный в огородных делах читатель найдет в книге много такого над, чем задумается, подумав, попробует, а, попробовав, пополнит свой арсенал.

Первыми строго, но справедливо судили мои наброски жена Тамара и дочь Оксана. “С точки зрения обывателя”, как они говорили. Помощником в литературных изысканиях и своего рода спарринг- партнера был мой зять Влад. Суровыми оппонентами выступали хозяева ладного деревенского подворья Вари и Васи Скорики. Буквально не давал мне спуску Виктор Добринский, съевший собаку на дачных проблемах. Разрозненные наблюдения выстраивались в концепции с помощью Юлия Фишмана, дружбой с которым я очень горжусь. Так что если что-то дойдет до ума и сердца читателя — их общая заслуга, а если нет — моя личная вина.

Посвящение отцу — не просто сыновья благодарность. Кубанский казак и хлебороб с младых ногтей он предчувствовал восстанавливающее земледелие. Думаю, что его он удостоил бы своей самой “щедрой” похвалы “а воно мало-мало”.

Восстанавливающее земледелие определяют 4 принципа:

• бережное отношение к почве

• компост и компостирование

• круглогодичное укрывание почвы

• совместные посадки растений.

Эту систему земледелия называют также сберегающей, регенерирующей, органической. Нет в ней ничего нового, ничего от лукавого. Все срисовано с Природы, все “матушка” отрабатывали многими тысячелетиями. Нужно лишь пристальное внимание к ее опыту и… немножко бережливости. Немножко лени.

Слова о бережном отношении к почве звучат замызганно и тривиально. Кто же против? И тем не менее. Мы сжигаем львиную долю того, что на ней уродилось, прерывая круговорот жизни на Земле. Мы исповедуем отвальную пахоту, корежа жизнь почвенной фауны — главного (и единственного) зодчего почвы. А, спахав, топчемся между растениями и рядами весь сезон и трамбуем почву. Вот и всего этого и не надо делать. Вот к чему упоминание о лени. С почвой — главным фактором земледелия надо обращаться бережно. Как с живым существом — безответным на злобу, но отзывчивым на ласку. Не надо устраивать на ней пожарища, бесконечно пахать, копать ее, топтаться на ней, держать ее голой, травить гербицидами, пестицидами, минеральными “удобрениями”. Я взял слово удобрения в кавычки, потому что нам только кажется, что мы какой-нибудь нитроаммофоской удобряем почву — на самом деле мы подкармливаем водоросли в море и океанах, а те отнимают кислород у всего живого вокруг.

Надо щадить почву, сберегая ресурсы, время, силы и здоровье — ее и свое.

Не найти осенью и весной такого уголка где бы не полыхали до неба костры из опавших листьев, кукурузной бадылки, стеблей подсолнуха, высохшей ботвы и сорняков. И спичками чиркают не озорующие пацаны, а радетельные “хозяева”. Я уже не говорю о бедствиях от возникающих то тут, то там палов. Речь просто о разорительности костра, во саду ли в огороде, для самих сада и огорода.

Объяснения кострам бывают самые благопристойные: золу добыть, навести порядок, сжечь обсеменившиеся сорняки, повоевать с вредителями.

Спору нет, зола — очень ценное удобрение. В ней до 30% калия, очень нужного растениям. Но так и хочется спросить “добытчиков” калия – “А вы не пробовали поджечь стог сена, сарай…?”. То-то было бы калия! И вреда не намного больше, чем от костра в огороде.

В поездках по Америке я ни весной, ни осенью, ни в городской, ни в сельской местности не видел ни одного костра. Пожары (в городах) — видел. Но это — несчастные случаи, возможно, даже злой умысел. А вот костров учиняемых с благими намерениями — нет! На фермах и в садах компостируются все органические остатки и отходы. В городах листовой опад и траву с газонов собирают в мешки и выкладывают у обочин. А муниципальные службы вывозят их на переработку, после чего бывшие листья и трава возвращаются в садово-огородные магазины туками ценного (во всех смыслах) компоста. К слову: рождественские елки тоже выкладывают после праздников на обочины, и специальная машина собирает елки и перемалывает их в чипсы (щепочки). Чипсы потом окрашивают в разные цвета и мульчируют ими цветники, детские площадки, зазоры между сараем и пашней, между асфальтом и газоном — и нет ни пыли, ни грязи! Красиво, чисто и удобно! Америка богата еще и потому, что она бережлива.

Рос-рос подсолнух, и уродилась, скажем, килограммовая шляпка на 5-килограммовом стебле. Вся эта биомасса образовалась и за счет почвы, и за счет воздуха, и за счет солнечной энергии. Вклад воздуха и Солнца в формирование биомассы можно оценить, глянув, например, на многотонные деревья. Очень много берут растения от воздуха и от Солнца. Казалось бы, вымолоти из подсолнуха все семечки, а все остальное верни в почву. И она станет богаче намного богаче, чем была весной.

Утверждение насчет обогащения почвы подсолнухом может показаться странным, подсолнух слывет порядочным “обжорой”. И по праву. После подсолнуха растут такие щирица, лебеда, молочай, что воробью в них колени не спрятать. Это правда, что подсолнух много берет из почвы, но это лишь часть правды. Он берет много, но взаймы, и под хорошие проценты. А уж наше хозяйское дело выбрать — быть ростовщиком или мотом.

Подсолнух взят для примера. Все сказанное можно отнести к тыкве, кукурузе, фасоли (в первую очередь) и многим другим культурам. Исключений немного: морковь может истощать почву (при канадских урожаях), картофель (при голландских урожаях), корневая петрушка, пересаженная перед осенью на подоконник.

источник

Бублик Б. А. — Про огород для бережливого и ленивого

Летишь над Норвегией, любуешься фиордами, скалами, снегами (в июле) и поневоле удивляешься “Как тут люди живут”. Но вот приезжаешь домой, идешь в гости, а на столе…норвежская тушенка. Это при наших-то черноземах. Польша со своих подзолов который год поставляют нам овощи и птицу. Плывет через Атлантику зерно из Америки, которая имеет столь узкую полоску чернозема вдоль 100-го меридиана, что даже слова собственного для него не имеет, а обходится нашим черноземом. Не досадно?

Так хочется, чтобы наше земледелие тоже было восстанавливающим. Чтобы бережно относились к земле, ввели в обиход компост и компостирование, круглый год укрывали почву растениями и мульчой, внедрили магические совместные посадки культур. Чтобы мы на наших огородах легче работали, меньше терзали землю и больше на ней собирали. Чтобы мы судили о том, как работали, не по тому, как употели, а по тому, как преуспели. Вот и почему упомянуты бережливый и ленивый в названии книги. Надо только перестроится не бороться с природой, а присматриваться, учиться у нее.

Но…гляньте на наши огороды: пожарища, отвальная пахота, голая по 9-10 месяцев в году почва, монокультурье. Так вкалывать, и тратится себе и огороду во вред? Побывал я во многих странах. Въедливо вглядывался в тамошнее земледелие. Больше года прожил я в Америке. Исколесил северо-восток США вдоль и поперек — от Делавера до Онтарио, от Кейп Кода до Буффало. Насмотрелся на фермы, сады и огороды. Перечитал массу литературы — от учебников по почвоведению до популярной серии Idiot’s Guide(”руководство для идиота”). Многое из увиденного, услышанного, прочитанного отражено в книге. Но — лишь адаптировано к нашим условиям, апробировано. Проверены все практические приемы и советы, всему можно и нужно верить.

Книга рассчитана на дачников и огородников, в первую очередь — начинающих энтузиастов. Я надеюсь, что с ее помощью им удастся обойти грабли, на которые наступали мы, их предшественники. Однако и весьма искушенный в огородных делах читатель найдет в книге много такого над, чем задумается, подумав, попробует, а, попробовав, пополнит свой арсенал.

Первыми строго, но справедливо судили мои наброски жена Тамара и дочь Оксана. “С точки зрения обывателя”, как они говорили. Помощником в литературных изысканиях и своего рода спарринг- партнера был мой зять Влад. Суровыми оппонентами выступали хозяева ладного деревенского подворья Вари и Васи Скорики. Буквально не давал мне спуску Виктор Добринский, съевший собаку на дачных проблемах. Разрозненные наблюдения выстраивались в концепции с помощью Юлия Фишмана, дружбой с которым я очень горжусь. Так что если что-то дойдет до ума и сердца читателя — их общая заслуга, а если нет — моя личная вина.

Посвящение отцу — не просто сыновья благодарность. Кубанский казак и хлебороб с младых ногтей он предчувствовал восстанавливающее земледелие. Думаю, что его он удостоил бы своей самой “щедрой” похвалы “а воно мало-мало”.

Восстанавливающее земледелие определяют 4 принципа:

• бережное отношение к почве

• компост и компостирование

• круглогодичное укрывание почвы

• совместные посадки растений.

Эту систему земледелия называют также сберегающей, регенерирующей, органической. Нет в ней ничего нового, ничего от лукавого. Все срисовано с Природы, все “матушка” отрабатывали многими тысячелетиями. Нужно лишь пристальное внимание к ее опыту и… немножко бережливости. Немножко лени.

Слова о бережном отношении к почве звучат замызганно и тривиально. Кто же против? И тем не менее. Мы сжигаем львиную долю того, что на ней уродилось, прерывая круговорот жизни на Земле. Мы исповедуем отвальную пахоту, корежа жизнь почвенной фауны — главного (и единственного) зодчего почвы. А, спахав, топчемся между растениями и рядами весь сезон и трамбуем почву. Вот и всего этого и не надо делать. Вот к чему упоминание о лени. С почвой — главным фактором земледелия надо обращаться бережно. Как с живым существом — безответным на злобу, но отзывчивым на ласку. Не надо устраивать на ней пожарища, бесконечно пахать, копать ее, топтаться на ней, держать ее голой, травить гербицидами, пестицидами, минеральными “удобрениями”. Я взял слово удобрения в кавычки, потому что нам только кажется, что мы какой-нибудь нитроаммофоской удобряем почву — на самом деле мы подкармливаем водоросли в море и океанах, а те отнимают кислород у всего живого вокруг.

Надо щадить почву, сберегая ресурсы, время, силы и здоровье — ее и свое.

Не найти осенью и весной такого уголка где бы не полыхали до неба костры из опавших листьев, кукурузной бадылки, стеблей подсолнуха, высохшей ботвы и сорняков. И спичками чиркают не озорующие пацаны, а радетельные “хозяева”. Я уже не говорю о бедствиях от возникающих то тут, то там палов. Речь просто о разорительности костра, во саду ли в огороде, для самих сада и огорода.

Объяснения кострам бывают самые благопристойные: золу добыть, навести порядок, сжечь обсеменившиеся сорняки, повоевать с вредителями.

Спору нет, зола — очень ценное удобрение. В ней до 30% калия, очень нужного растениям. Но так и хочется спросить “добытчиков” калия – “А вы не пробовали поджечь стог сена, сарай…?”. То-то было бы калия! И вреда не намного больше, чем от костра в огороде.

В поездках по Америке я ни весной, ни осенью, ни в городской, ни в сельской местности не видел ни одного костра. Пожары (в городах) — видел. Но это — несчастные случаи, возможно, даже злой умысел. А вот костров учиняемых с благими намерениями — нет! На фермах и в садах компостируются все органические остатки и отходы. В городах листовой опад и траву с газонов собирают в мешки и выкладывают у обочин. А муниципальные службы вывозят их на переработку, после чего бывшие листья и трава возвращаются в садово-огородные магазины туками ценного (во всех смыслах) компоста. К слову: рождественские елки тоже выкладывают после праздников на обочины, и специальная машина собирает елки и перемалывает их в чипсы (щепочки). Чипсы потом окрашивают в разные цвета и мульчируют ими цветники, детские площадки, зазоры между сараем и пашней, между асфальтом и газоном — и нет ни пыли, ни грязи! Красиво, чисто и удобно! Америка богата еще и потому, что она бережлива.

Рос-рос подсолнух, и уродилась, скажем, килограммовая шляпка на 5-килограммовом стебле. Вся эта биомасса образовалась и за счет почвы, и за счет воздуха, и за счет солнечной энергии. Вклад воздуха и Солнца в формирование биомассы можно оценить, глянув, например, на многотонные деревья. Очень много берут растения от воздуха и от Солнца. Казалось бы, вымолоти из подсолнуха все семечки, а все остальное верни в почву. И она станет богаче намного богаче, чем была весной.

Утверждение насчет обогащения почвы подсолнухом может показаться странным, подсолнух слывет порядочным “обжорой”. И по праву. После подсолнуха растут такие щирица, лебеда, молочай, что воробью в них колени не спрятать. Это правда, что подсолнух много берет из почвы, но это лишь часть правды. Он берет много, но взаймы, и под хорошие проценты. А уж наше хозяйское дело выбрать — быть ростовщиком или мотом.

Подсолнух взят для примера. Все сказанное можно отнести к тыкве, кукурузе, фасоли (в первую очередь) и многим другим культурам. Исключений немного: морковь может истощать почву (при канадских урожаях), картофель (при голландских урожаях), корневая петрушка, пересаженная перед осенью на подоконник.

источник

Бублик Б. А. — Про огород для бережливого и ленивого

Летишь над Норвегией, любуешься фиордами, скалами, снегами (в июле) и поневоле удивляешься “Как тут люди живут”. Но вот приезжаешь домой, идешь в гости, а на столе…норвежская тушенка. Это при наших-то черноземах. Польша со своих подзолов который год поставляют нам овощи и птицу. Плывет через Атлантику зерно из Америки, которая имеет столь узкую полоску чернозема вдоль 100-го меридиана, что даже слова собственного для него не имеет, а обходится нашим черноземом. Не досадно?

Так хочется, чтобы наше земледелие тоже было восстанавливающим. Чтобы бережно относились к земле, ввели в обиход компост и компостирование, круглый год укрывали почву растениями и мульчой, внедрили магические совместные посадки культур. Чтобы мы на наших огородах легче работали, меньше терзали землю и больше на ней собирали. Чтобы мы судили о том, как работали, не по тому, как употели, а по тому, как преуспели. Вот и почему упомянуты бережливый и ленивый в названии книги. Надо только перестроится не бороться с природой, а присматриваться, учиться у нее.

Но…гляньте на наши огороды: пожарища, отвальная пахота, голая по 9-10 месяцев в году почва, монокультурье. Так вкалывать, и тратится себе и огороду во вред? Побывал я во многих странах. Въедливо вглядывался в тамошнее земледелие. Больше года прожил я в Америке. Исколесил северо-восток США вдоль и поперек — от Делавера до Онтарио, от Кейп Кода до Буффало. Насмотрелся на фермы, сады и огороды. Перечитал массу литературы — от учебников по почвоведению до популярной серии Idiot’s Guide(”руководство для идиота”). Многое из увиденного, услышанного, прочитанного отражено в книге. Но — лишь адаптировано к нашим условиям, апробировано. Проверены все практические приемы и советы, всему можно и нужно верить.

Книга рассчитана на дачников и огородников, в первую очередь — начинающих энтузиастов. Я надеюсь, что с ее помощью им удастся обойти грабли, на которые наступали мы, их предшественники. Однако и весьма искушенный в огородных делах читатель найдет в книге много такого над, чем задумается, подумав, попробует, а, попробовав, пополнит свой арсенал.

Первыми строго, но справедливо судили мои наброски жена Тамара и дочь Оксана. “С точки зрения обывателя”, как они говорили. Помощником в литературных изысканиях и своего рода спарринг- партнера был мой зять Влад. Суровыми оппонентами выступали хозяева ладного деревенского подворья Вари и Васи Скорики. Буквально не давал мне спуску Виктор Добринский, съевший собаку на дачных проблемах. Разрозненные наблюдения выстраивались в концепции с помощью Юлия Фишмана, дружбой с которым я очень горжусь. Так что если что-то дойдет до ума и сердца читателя — их общая заслуга, а если нет — моя личная вина.

Посвящение отцу — не просто сыновья благодарность. Кубанский казак и хлебороб с младых ногтей он предчувствовал восстанавливающее земледелие. Думаю, что его он удостоил бы своей самой “щедрой” похвалы “а воно мало-мало”.

Восстанавливающее земледелие определяют 4 принципа:

• бережное отношение к почве

• компост и компостирование

• круглогодичное укрывание почвы

• совместные посадки растений.

Эту систему земледелия называют также сберегающей, регенерирующей, органической. Нет в ней ничего нового, ничего от лукавого. Все срисовано с Природы, все “матушка” отрабатывали многими тысячелетиями. Нужно лишь пристальное внимание к ее опыту и… немножко бережливости. Немножко лени.

Слова о бережном отношении к почве звучат замызганно и тривиально. Кто же против? И тем не менее. Мы сжигаем львиную долю того, что на ней уродилось, прерывая круговорот жизни на Земле. Мы исповедуем отвальную пахоту, корежа жизнь почвенной фауны — главного (и единственного) зодчего почвы. А, спахав, топчемся между растениями и рядами весь сезон и трамбуем почву. Вот и всего этого и не надо делать. Вот к чему упоминание о лени. С почвой — главным фактором земледелия надо обращаться бережно. Как с живым существом — безответным на злобу, но отзывчивым на ласку. Не надо устраивать на ней пожарища, бесконечно пахать, копать ее, топтаться на ней, держать ее голой, травить гербицидами, пестицидами, минеральными “удобрениями”. Я взял слово удобрения в кавычки, потому что нам только кажется, что мы какой-нибудь нитроаммофоской удобряем почву — на самом деле мы подкармливаем водоросли в море и океанах, а те отнимают кислород у всего живого вокруг.

Надо щадить почву, сберегая ресурсы, время, силы и здоровье — ее и свое.

Не найти осенью и весной такого уголка где бы не полыхали до неба костры из опавших листьев, кукурузной бадылки, стеблей подсолнуха, высохшей ботвы и сорняков. И спичками чиркают не озорующие пацаны, а радетельные “хозяева”. Я уже не говорю о бедствиях от возникающих то тут, то там палов. Речь просто о разорительности костра, во саду ли в огороде, для самих сада и огорода.

Объяснения кострам бывают самые благопристойные: золу добыть, навести порядок, сжечь обсеменившиеся сорняки, повоевать с вредителями.

Спору нет, зола — очень ценное удобрение. В ней до 30% калия, очень нужного растениям. Но так и хочется спросить “добытчиков” калия – “А вы не пробовали поджечь стог сена, сарай…?”. То-то было бы калия! И вреда не намного больше, чем от костра в огороде.

В поездках по Америке я ни весной, ни осенью, ни в городской, ни в сельской местности не видел ни одного костра. Пожары (в городах) — видел. Но это — несчастные случаи, возможно, даже злой умысел. А вот костров учиняемых с благими намерениями — нет! На фермах и в садах компостируются все органические остатки и отходы. В городах листовой опад и траву с газонов собирают в мешки и выкладывают у обочин. А муниципальные службы вывозят их на переработку, после чего бывшие листья и трава возвращаются в садово-огородные магазины туками ценного (во всех смыслах) компоста. К слову: рождественские елки тоже выкладывают после праздников на обочины, и специальная машина собирает елки и перемалывает их в чипсы (щепочки). Чипсы потом окрашивают в разные цвета и мульчируют ими цветники, детские площадки, зазоры между сараем и пашней, между асфальтом и газоном — и нет ни пыли, ни грязи! Красиво, чисто и удобно! Америка богата еще и потому, что она бережлива.

Рос-рос подсолнух, и уродилась, скажем, килограммовая шляпка на 5-килограммовом стебле. Вся эта биомасса образовалась и за счет почвы, и за счет воздуха, и за счет солнечной энергии. Вклад воздуха и Солнца в формирование биомассы можно оценить, глянув, например, на многотонные деревья. Очень много берут растения от воздуха и от Солнца. Казалось бы, вымолоти из подсолнуха все семечки, а все остальное верни в почву. И она станет богаче намного богаче, чем была весной.

Утверждение насчет обогащения почвы подсолнухом может показаться странным, подсолнух слывет порядочным “обжорой”. И по праву. После подсолнуха растут такие щирица, лебеда, молочай, что воробью в них колени не спрятать. Это правда, что подсолнух много берет из почвы, но это лишь часть правды. Он берет много, но взаймы, и под хорошие проценты. А уж наше хозяйское дело выбрать — быть ростовщиком или мотом.

Подсолнух взят для примера. Все сказанное можно отнести к тыкве, кукурузе, фасоли (в первую очередь) и многим другим культурам. Исключений немного: морковь может истощать почву (при канадских урожаях), картофель (при голландских урожаях), корневая петрушка, пересаженная перед осенью на подоконник.

источник

Бублик Б. А. — Про огород для бережливого и ленивого

Летишь над Норвегией, любуешься фиордами, скалами, снегами (в июле) и поневоле удивляешься “Как тут люди живут”. Но вот приезжаешь домой, идешь в гости, а на столе…норвежская тушенка. Это при наших-то черноземах. Польша со своих подзолов который год поставляют нам овощи и птицу. Плывет через Атлантику зерно из Америки, которая имеет столь узкую полоску чернозема вдоль 100-го меридиана, что даже слова собственного для него не имеет, а обходится нашим черноземом. Не досадно?

Так хочется, чтобы наше земледелие тоже было восстанавливающим. Чтобы бережно относились к земле, ввели в обиход компост и компостирование, круглый год укрывали почву растениями и мульчой, внедрили магические совместные посадки культур. Чтобы мы на наших огородах легче работали, меньше терзали землю и больше на ней собирали. Чтобы мы судили о том, как работали, не по тому, как употели, а по тому, как преуспели. Вот и почему упомянуты бережливый и ленивый в названии книги. Надо только перестроится не бороться с природой, а присматриваться, учиться у нее.

Но…гляньте на наши огороды: пожарища, отвальная пахота, голая по 9-10 месяцев в году почва, монокультурье. Так вкалывать, и тратится себе и огороду во вред? Побывал я во многих странах. Въедливо вглядывался в тамошнее земледелие. Больше года прожил я в Америке. Исколесил северо-восток США вдоль и поперек — от Делавера до Онтарио, от Кейп Кода до Буффало. Насмотрелся на фермы, сады и огороды. Перечитал массу литературы — от учебников по почвоведению до популярной серии Idiot’s Guide(”руководство для идиота”). Многое из увиденного, услышанного, прочитанного отражено в книге. Но — лишь адаптировано к нашим условиям, апробировано. Проверены все практические приемы и советы, всему можно и нужно верить.

Книга рассчитана на дачников и огородников, в первую очередь — начинающих энтузиастов. Я надеюсь, что с ее помощью им удастся обойти грабли, на которые наступали мы, их предшественники. Однако и весьма искушенный в огородных делах читатель найдет в книге много такого над, чем задумается, подумав, попробует, а, попробовав, пополнит свой арсенал.

Первыми строго, но справедливо судили мои наброски жена Тамара и дочь Оксана. “С точки зрения обывателя”, как они говорили. Помощником в литературных изысканиях и своего рода спарринг- партнера был мой зять Влад. Суровыми оппонентами выступали хозяева ладного деревенского подворья Вари и Васи Скорики. Буквально не давал мне спуску Виктор Добринский, съевший собаку на дачных проблемах. Разрозненные наблюдения выстраивались в концепции с помощью Юлия Фишмана, дружбой с которым я очень горжусь. Так что если что-то дойдет до ума и сердца читателя — их общая заслуга, а если нет — моя личная вина.

Посвящение отцу — не просто сыновья благодарность. Кубанский казак и хлебороб с младых ногтей он предчувствовал восстанавливающее земледелие. Думаю, что его он удостоил бы своей самой “щедрой” похвалы “а воно мало-мало”.

Восстанавливающее земледелие определяют 4 принципа:

• бережное отношение к почве

• компост и компостирование

• круглогодичное укрывание почвы

• совместные посадки растений.

Эту систему земледелия называют также сберегающей, регенерирующей, органической. Нет в ней ничего нового, ничего от лукавого. Все срисовано с Природы, все “матушка” отрабатывали многими тысячелетиями. Нужно лишь пристальное внимание к ее опыту и… немножко бережливости. Немножко лени.

Слова о бережном отношении к почве звучат замызганно и тривиально. Кто же против? И тем не менее. Мы сжигаем львиную долю того, что на ней уродилось, прерывая круговорот жизни на Земле. Мы исповедуем отвальную пахоту, корежа жизнь почвенной фауны — главного (и единственного) зодчего почвы. А, спахав, топчемся между растениями и рядами весь сезон и трамбуем почву. Вот и всего этого и не надо делать. Вот к чему упоминание о лени. С почвой — главным фактором земледелия надо обращаться бережно. Как с живым существом — безответным на злобу, но отзывчивым на ласку. Не надо устраивать на ней пожарища, бесконечно пахать, копать ее, топтаться на ней, держать ее голой, травить гербицидами, пестицидами, минеральными “удобрениями”. Я взял слово удобрения в кавычки, потому что нам только кажется, что мы какой-нибудь нитроаммофоской удобряем почву — на самом деле мы подкармливаем водоросли в море и океанах, а те отнимают кислород у всего живого вокруг.

Надо щадить почву, сберегая ресурсы, время, силы и здоровье — ее и свое.

Не найти осенью и весной такого уголка где бы не полыхали до неба костры из опавших листьев, кукурузной бадылки, стеблей подсолнуха, высохшей ботвы и сорняков. И спичками чиркают не озорующие пацаны, а радетельные “хозяева”. Я уже не говорю о бедствиях от возникающих то тут, то там палов. Речь просто о разорительности костра, во саду ли в огороде, для самих сада и огорода.

Объяснения кострам бывают самые благопристойные: золу добыть, навести порядок, сжечь обсеменившиеся сорняки, повоевать с вредителями.

Спору нет, зола — очень ценное удобрение. В ней до 30% калия, очень нужного растениям. Но так и хочется спросить “добытчиков” калия – “А вы не пробовали поджечь стог сена, сарай…?”. То-то было бы калия! И вреда не намного больше, чем от костра в огороде.

В поездках по Америке я ни весной, ни осенью, ни в городской, ни в сельской местности не видел ни одного костра. Пожары (в городах) — видел. Но это — несчастные случаи, возможно, даже злой умысел. А вот костров учиняемых с благими намерениями — нет! На фермах и в садах компостируются все органические остатки и отходы. В городах листовой опад и траву с газонов собирают в мешки и выкладывают у обочин. А муниципальные службы вывозят их на переработку, после чего бывшие листья и трава возвращаются в садово-огородные магазины туками ценного (во всех смыслах) компоста. К слову: рождественские елки тоже выкладывают после праздников на обочины, и специальная машина собирает елки и перемалывает их в чипсы (щепочки). Чипсы потом окрашивают в разные цвета и мульчируют ими цветники, детские площадки, зазоры между сараем и пашней, между асфальтом и газоном — и нет ни пыли, ни грязи! Красиво, чисто и удобно! Америка богата еще и потому, что она бережлива.

Рос-рос подсолнух, и уродилась, скажем, килограммовая шляпка на 5-килограммовом стебле. Вся эта биомасса образовалась и за счет почвы, и за счет воздуха, и за счет солнечной энергии. Вклад воздуха и Солнца в формирование биомассы можно оценить, глянув, например, на многотонные деревья. Очень много берут растения от воздуха и от Солнца. Казалось бы, вымолоти из подсолнуха все семечки, а все остальное верни в почву. И она станет богаче намного богаче, чем была весной.

Утверждение насчет обогащения почвы подсолнухом может показаться странным, подсолнух слывет порядочным “обжорой”. И по праву. После подсолнуха растут такие щирица, лебеда, молочай, что воробью в них колени не спрятать. Это правда, что подсолнух много берет из почвы, но это лишь часть правды. Он берет много, но взаймы, и под хорошие проценты. А уж наше хозяйское дело выбрать — быть ростовщиком или мотом.

Подсолнух взят для примера. Все сказанное можно отнести к тыкве, кукурузе, фасоли (в первую очередь) и многим другим культурам. Исключений немного: морковь может истощать почву (при канадских урожаях), картофель (при голландских урожаях), корневая петрушка, пересаженная перед осенью на подоконник.

источник