Норма сахара в крови у коровы

Минеральные вещества и витамины, входящие в состав корма, являются для животных, важнейшими элементами питания. Недостаток и избыток их в рационах животных приносит животноводству значительный экономический ущерб за счет снижения продуктивности и плодовитости животных, вызывает заболевание и падеж, ухудшает качество продукции. Минеральные вещества и витамины в рационах должны поступать в организм животных в оптимальных количествах и соотношениях, строго в соответствии с потребностью высокопродуктивных животных. Они необходимы для роста и размножения животных, влияют на функции эндокринных желез, органов кроветворения, регулируют обмен веществ, принимают участие в биосинтезе белка, оказывают влияние на жизнедеятельность микрофлоры пищеварительного тракта и т.д.

Основным источником витаминов и минеральных веществ, для животных являются корма. В то же время минерально-витаминный состав каждого вида корма подвержен значительным колебаниям и зависит от типа почв, климатических условий, вида растений, фазы вегетации, проводимых хозяйствами агрохимических мероприятий, технологии уборки, хранения и подготовки заготовленных кормов к скармливанию и других факторов. Исходя из чего, в хозяйствах часто наблюдается в заготовленных кормах недостаток одних элементов и избыток других, что приводит к возникновению заболеваний, снижению продуктивности, нарушениям в воспроизводстве, ухудшению качества получаемого от коров молока и низкой эффективности использования кормов.

В современных условиях ведения животноводства контроль со стороны специалистов за обеспеченностью животных минеральными веществами и витаминами чрезвычайно важен, так как заболевания связанные с их недостаточностью, дисбалансом и токсичностью, получили сейчас широкое распространение. Дополнительно у животных появляются новые формы витаминно-минеральной недостаточности: остеохондрозы, токсикозы, остеодистрофии, артрозы, слабость конечностей, мышечные дистрофии у молодняка, послеродовые заболевания у высокопродуктивных коров (гипокальцемия, гипофосфатемия, анемия), нарушения в воспроизводительной функции, стрессоустойчивости и неспецифической резистентности организма, отравление экотоксинами, изменение поведения, образование камней в моче- и желчевыводящих путях, нарушение функции щитовидной железы, кислотно-щелочной дисбаланс и т.п.

На практике специалисты обычно наблюдают стертые и осложненные формы, что создает определенные сложности при постановке диагноза. Чаще всего нарушение витаминно-минерального обмена у животных протекает без каких-либо клинических признаков. К примеру, недостаточное или избыточное обеспечение животных минеральными веществами и витаминами ведет к снижению использования питательных веществ корма, продуктивности, качества продукции, воспроизводительной способности и устойчивости к болезням. Подобного рода субклиническую патологию специалисты имеют возможность определить только при проведении биохимического исследования у таких животных. При выявлении недостаточности или токсичности того или иного минерального элемента и витаминов необходимо учитывать все полученные данные: биохимические показатели крови, молока, органов, тканей, экскретов и волосяного покрова; содержание минеральных веществ в почве, воде и кормах; клинические признаки; уровень продуктивности; ответную реакцию организма на витаминно-минеральные добавки (премиксы).

У животных получающих несбалансированный по минеральным веществам рацион кормления отмечаем: ухудшение аппетита, использование питательных веществ корма, снижается воспроизводительная функция и продуктивность, шерстный покров становится тусклым и взъерошенным. Проявлением недостаточности или токсикоза минеральных веществ, служат такие болезни животных, как паракератоз, рахит, сухотка, зоб, тетания, флюороз, анемия и другие. Когда минеральный элемент тесно связан с одним органом или одной функцией организма (например, йод со щитовидной железой), мы будем иметь дело с однообразной и довольно специфической клинической картиной. В то же время специалисты при наличии у животного заболевания зобом должны учитывать, что зоб могут вызвать и гойтрогенные вещества, содержащиеся в рапсе, капусте, сурепке, льняном шроте, белом клевере, соевых бобах, горохе и др., а также некоторые лекарства. Недостаточность таких элементов, как медь и цинк, проявляется весьма своеобразно, в связи с участием их в биосинтезе многих ферментов. Дефицит минеральных веществ у животных может быть вторичным или комплексным, а также возможно одновременное проявление недостатка одного элемента и избытка другого: Си и Zn,Си и Мо, Сd и Zn, Mn и Fe,Cu и Pb.

Доказано, что определенные метаболические процессы могут нарушаться как при недостатке, так и избытке многих элементов. К примеру, аналогичные или очень близкие поражения костного скелета бывают при недостатке Са, Р,Mn,Cu, Mn, Zn, Si, витаминов А и D,а также при избытке Mo, F, Sr, витамина D. Анемию также может вызвать недостаток Fe, Cu, Co, некоторых витаминов или избыток в рационе Mn,Mo,Zn, Cu, Pb,Se. Снижение и извращение аппетита у животных бывает при дефиците Ca, P, Na, Co, Cu,Zn и при избытке многих элементов. Учитывая вышеизложенное специалисты хозяйств при оценке статуса минеральных веществ и витаминов основное свое внимание должны уделять своевременному выявлению у высокопродуктивных животных субклинических стадий их недостаточности, токсикоза и организации необходимых профилактических мероприятий.

Уровень кальция в крови здоровых животных зависит от содержания в рационе Ca,P, Mg, витамина D в рационе, от состояния гормональной системы, желудочно-кишечного тракта, почек и других органов.

Содержание кальция в крови понижается при длительном дефиците его в рационе, плохом усвоении вследствие недостатка витамина D и паратгормона. Гипокальцемия сопровождает остеодистрофию, рахит, послеродовой парез, гипофункцию околощитовидных желез. Гипокальцемия у животных может быть при нефрозе и нефрите. При субклинической форме недостаточности кальция в плазме (сыворотке) крови животных снижается концентрация кальция (ниже 8,0 мг %), повышается активность щелочной фосфатазы, содержание неорганического фосфора и магния; в моче увеличивается концентрация фосфора, магния, оксипролина; в костной ткани повышается (в 2-3 раза) активность щелочной фосфатазы, снижается содержание золы, Cа,P, Mg; уменьшается плотность и прочность костей.

При избытке кальция в корме (2% на сухое вещество) концентрация этого элемента в плазме крови возрастает в 1,4 раза, содержание неорганического фосфора снижается в 3 раза, активность щелочной фосфатазы не изменяется. Повышение кальция в крови у животных может быть при передозировке витамина D, гиперфункции паращитовидных желез.

Все виды обмена веществ в организме животных неразрывно связаны с превращением фосфорной кислоты. Уровень фосфора в крови зависит от тех же факторов, что и содержание кальция. Недостаток фосфора в кормах рациона сопровождается снижением в плазме крови концентрации неорганического фосфора (менее 4мг%), повышением активности щелочной фосфатазы, содержания Mg и Ca; в моче снижается концентрация фосфора и увеличивается количество Mg и Ca (в 5-10 раз), оксипролина; в костной ткани уменьшается содержание фосфора, кальция, магния, золы; снижается плотность и прочность костей. Снижение фосфора в крови отмечают при длительном недостатке его в кормах рациона, плохом усвоении или расстройствах желудочно–кишечного тракта, при недостатке витамина D и паратгормона, при остеодистрофии, рахите, уровской болезни, пеллагре и других заболеваниях животных.

Избыток фосфора в кормах приводит к увеличению в плазме крови количества фосфора, снижению концентрации магния и не изменяет содержание в ней кальция и активности щелочной фосфатазы. Аналогичную картину можно наблюдать в моче животных. Гиперфосфатемию наблюдают при уменьшении секреции паратгормона, при сердечной недостаточности, кетозе, передозировке витамина D, нефритах, нефрозах, токсикозах, мышечном перенапряжении.

Гиповитаминоз D сопровождается в плазме крови возрастанием активности щелочной фосфатазы и снижением концентрации кальция, фосфора и магния. Избыток витамина D приводит к значительному увеличению содержания кальция и фосфора в плазме крови.

При недостатке магния в рационе происходит уменьшение концентрации магния в плазме крови (менее 1,7 мг %), моче и костной ткани, на фоне умеренного снижения содержания Р и Mg в костях, без существенного изменения концентрации Са и Р и активности щелочной фосфатазы. Недостаточность магния в крови у животных, при избытке калия и азота в рационе клинически проявляется симптомами пастбищной тетании, послеродового пареза, остеодистрофии, транспортной болезнью.

Недостаточность натрия, калия, хлора, серы на обычных товарных фермах с содержанием животных имеющих небольшую продуктивность встречается редко, так как животноводы в рацион кормления животных регулярно добавляют поваренную соль и серосодержащие аминокислоты. Однако у высокопродуктивных животных (5000кг и более) обычно наблюдается недостаточность Na и S, Cl. Дефицит хлора, даже когда в рацион не вводится поваренная соль встречается у животных крайне редко, а недостаточность калия может быть у жвачных при высококонцентратном типе кормления, ввиду того,что зерновые корма составляющие основу рациона при высококонцентратном типе кормления бедны калием. При дефиците калия, серы и хлора в организме у животных снижается их концентрация в плазме крови и моче. Избыток натрия, хлора, калия и серы из организма животных выделяется в основном с мочой.

Функция электролитов в организме животного это поддержание кислотно-щелочного баланса. Снижение щелочного резерва (резервной щелочности) в крови у животного ниже 40 об. % СО² свидетельствует о сдвиге кислотно-щелочного баланса в сторону ацидоза. Метаболический ацидоз регистрируется при высококонцентратном типе кормления коров, вторичной остеодистрофии, расстройствах желудочно кишечного тракта и функции почек, воспалениях. Дыхательный ацидоз у животных наблюдается при сердечной недостаточности и эмфиземе легких.

Недостаточность железа обычно встречается у молодняка и клинически проявляется микроцитарной гипохромной анемией. У лактирующих коров может встречаться железодефицитное состояние проявляющееся нормальной концентрацией гемоглобина на фоне снижения запасов железа в тканях животного. При дефиците железа у телят происходит снижение концентрации этого элемента в плазме крови (≤ 65 мкг %), гемоглобина (≤80 г/л),гематокрита (≤30%), насыщенности трансферрина (≤25%), уменьшение количества эритроцитов (≤4,0*10 в 12степени/л) и увеличение общей железосвязывающей способности плазмы крови (≥ 100 мкмоль/л). Из приведенных выше показателей наиболее надежны для диагностики ранних форм недостаточности железа содержание этого элемента и ферритина в плазме крови, насыщенность трансферрина, концентрация гемоглобина. При избытке железа в рационе (1г/кг сухого вещества) содержание его возрастает в кишечнике, почках, селезенке и печени.

Недостаточность меди у животных субклинически сопровождается снижением церулоплазмина (в 10-15 раз) и содержания меди в плазме крови (менее 60 мкг%), а также уменьшением количества гемоглобина и эритроцитов. Нарушение защитного антимикробного механизма в нейтрофилах — самое раннее проявление недостаточности меди. Избыток меди в рационе животных приводит к накоплению элемента в печени, почках, стенке кишечника; при этом активность церулоплазмина и содержание меди в плазме крови существенно не изменяются, но наблюдается гипокальцемия. Избыток меди и церулоплазмина в крови наблюдают при заболеваниях печени, лейкемии, инфекционных заболеваниях, при беременности.

Недостаток цинка у коров сопровождается снижением его концентрации в плазме крови (ниже 50мкг%), костной ткани, печени, почках, поджелудочной железе, стенке кишечника, сердце, волосяном покрове, слюне.

При избытке цинка наблюдается повышение его содержания в основном в этих же тканях и органах. На долю эритроцитов приходится около 80% от общего количества цинка в крови, где он соединен главным образом с карбоангидразой; в связи с этим повышает содержание цинка в плазме. Концентрация цинка в сыворотке крови на 16% выше, чем в плазме. В практических условиях содержание цинка в плазме крови зависит от вторичных факторов (воспаления, инфекции, опухоли, стресса, избытка кальция, фосфора, меди, свинца, кадмия, фитина понижают цинкемию), возраста и физиологического состояния животных, их генетических особенностей. Клинически недостаточность цинка может возникнуть до существенного снижения его в крови и тканях. Эти же факторы способствуют усилению экскреции цинка с мочой. Наукой к настоящему времени обнаружено около 100 цинксодержащих ферментов, однако ни один из них пока не может быть использован в качестве надежного критерия статуса цинка в организме.

При недостатке цинка в организме снижается активность щелочной фосфатазы в плазме крови, печени, костях. Активность щелочной фосфатазы в плазме крови еще в большой мере зависит от вторичных факторов, чем от содержания цинка. Активность щелочной фосфатазы в плазме крови повышается при недостатке витамина D, остеодистрофии, рахите, гепатите, циррозе печени, а также в конце стельности из-за быстрого роста костной ткани плода. Примечательно, что у телят активность щелочной фосфатазы в 5-15 раз выше, чем у взрослых коров.

Содержание марганца в тканях животных мало изменяется как, при недостатке, так и при его избытке в кормах рациона.

При токсикозе животных содержание марганца возрастает в стенке кишечника, почках, коже, волосе, желчи и кале. При недостатке этого элемента в организме животных снижается активность аргиназы в печени, галактозилтрансферазы в костях, изоцитрат-и пируватдегидрогеназы в почках и мышцах, а также уменьшается концентрация и скорость сульфатирования гликозаминогликанов в хрящевой и костной ткани.

При недостатке в рационе кобальта, что наиболее часто наблюдается у жвачных в период пастбищного содержания, у животных снижается его концентрация в плазме крови (≤0,6 мкг %) и печени (≤0,1 мг/кг сухого вещества), но ввиду низкого содержания кобальта в тканях и биологических жидкостях данные показатели имеют для специалистов небольшую диагностическую ценность. Более объективным показателем является концентрация витамина В-12 в плазме крови (у крупного рогатого скота в норме 250-600 нг/л), печени и молоке. При недостаточности кобальта у жвачных резко снижается активность метилмалонил-КоА-мутазы и метионин-синтетазы, что приводит к накоплению в крови метилмалоновой и формиминоглутаминовой кислот и повышенной экскреции их с мочой. Определение в плазме крови метилмалоната (в норме ≤ 100 мкмоль/л) позволяет выявлять субклиническую форму недостаточности кобальта. При избытке кобальт накапливается в печени и почках.

При недостатке и избытке селена в рационе происходит быстрое изменение его содержания в плазме крови, эритроцитах, сердце, скелетных мышцах, печени, почках, костной ткани, легких, поджелудочной железе, волосе, коже, селезенке, молоко, моче, кале. При этом, в плазме крови и, особенно в волосе концентрация селена при недостатке селена снижается медленнее, чем в тканях. Более надежным прижизненным критерием недостаточности селена является активность селено зависимой глутатионпероксидазы в цельной крови. При дефиците селена в плазме крови возрастает активность аспарттатаминотрансферазы и креатинкиназы в два раз и более, что является следствием патологии мышечной ткани.

Определение содержания общего, белково-связанного, свободного, бутанол-экстрагируемого йода (БЭЙ) и тироксина в плазме крови позволяет выявить недостаток этого элемента; в то же время при избытке йода в рационе концентрация гормонов щитовидной железы и БЭЙ не увеличивается. При вторичной недостаточности йода, вызванной гойтрогенными веществами, содержание БЭЙ в крови также не изменяется, однако в моче при этом резко повышается уровень тиоцианатов. У лактирующих коров концентрация йода в молоке — наиболее яркий индикатор обеспеченности организма йодом. Волос у животных, особенно черный, также хорошо отражает статус йода, однако следует учитывать возможность его загрязнения, в том числе и за счет поглощения элемента из воздуха.

На сегодняшний день в природе известно более 50 каротиноидов, способных превращаться в организме животных в витамин А. Из них наиболее распространенный и эффективный — бета-каротин. Из одной молекулы оранжевого пигмента в организме животных образуется 2 молекулы витамина А. Бета-каротин, кроме участия в синтезе витамина А, имеет свои очень важные функции в организме. Он является природным антиоксидантом, повышает сопротивляемость организма к различным заболеваниям, улучшает воспроизводительную функцию, кроветворение и устойчивость организма к раковым заболеваниям, снижает риск сердечнососудистых заболеваний, воспаления слизистых оболочек, регулирует иммунные реакции, усиливает обмен энергии. Выявлена прямая зависимость между содержанием бета — каротина в организме и воспроизводительной способностью животных.

Ввиду того, что бета-каротин в процессе заготовки и хранения кормов быстро разрушается, обеспечить животных в зимнее- стойловый период бета –каротином в хозяйствах практически невозможно. Под действием света и высоких температур бета-каротин переходит в менее активные формы. Потребность животных в бета — каротине возрастает при избытке в рационе энергии, протеина, клетчатки, сульфатов, железа, тяжелых металлов, нитратов, нитритов, микотоксинов, прогорклых жиров, сапонинов, фитоэстрогенов, при воспаление кишечника, воздействии различных стресс факторов, при лечении кокцидиостатиками и некоторыми другими ветпрепаратами. Повышают усвоение бета-каротина витамины Е и В-12, оптимальные дозы фосфора, цинка, селена, кобальта и жира, углеводы.

Количество каротина в крови подвержено значительным сезонным колебаниям (0,4-1,0 мг% в стойловый период и более 1мг%- в пастбищный).

При дефиците каротина в корме снижается его содержание в крови. Снижение содержания каротина в крови у животных происходит в результате плохого его усвоения под влиянием многих вторичных факторов, гепатитах, гепатозах, недостатке в рационе белка, жиров, легкоусвояемых углеводов, при различных токсикозах в т.ч. нитратных.

Специалисты хозяйств и ветлабораторий должны учитывать тот фактор, что уровень каротина в сыворотке (плазме) крови при хранении образцов снижается, поэтому должны это учитывать при проведении анализов и интерпретации полученных результатов.

Наукой доказано, что в организме животных усваивается только 1/3-¼ часть поступившего в организм животного каротина и только 1/7 его часть превращается в витамин А. При этом от 25 до 50% витамина А депонируется в печени. Полноценное белковое кормление животных, хорошая обеспеченность рациона витамином В-12 и антиоксидантами существенно повышает эффективность превращения каротина в витамин А.

Концентрация витамина А в крови, так же как и каротина,подвержена значительным сезонным колебаниям (25-80 мкг% в стойловый период и 40-150 мкг%- в пастбищный). При снижении содержания витамина А в крови ниже 10мкг% и в печени ниже 50 мкг/г приводит к развитию у животных клинических признаков гиповитаминоза А. Снижение содержания витамина А в крови, печени, молозиве и молоке отмечают при недостатке каротина и витамина А в кормах рациона, плохом их усвоении вследствие имеющихся у животных хронических заболеваний желудочно-кишечного тракта и печени.

Снижение уровня общего белка в сыворотке крови (ниже 60г/л) бывает при длительном недокорме животных, неполноценном питании, остеодистрофии, хронических заболеваниях желудочно-кишечного тракта, почек и печени.

Мочевина является в организме животных основным конечным продуктом азотистого обмена. Процесс синтеза мочевины в организме жвачных животных происходит в печени и стенке рубца. Выделение мочевины из организма происходит главным образом почками. Концентрация мочевины в крови здоровых животных составляет 20-40 мг%, или 3,3-6,7 мкмоль/л. Резкое повышение содержания мочевины в крови (уремия) наблюдается при почечной недостаточности и других заболеваниях почек, а также при скармливании животным больших количеств зеленых бобовых кормов и передозировках в рационе синтетических азотистых веществ (мочевина и др.). В то же время уменьшение содержания мочевины в крови бывает при длительном белковом недокорме, при нарушении мочевинообразовательной функции печени. Данное явление часто бывает у коров с дистрофией печени в результате перенесенного ей кетоза.

Кетоновые тела (бета-оксимасляная кислота, ацетоуксусная кислота, ацетон) промежуточные продукты обмена белков, жиров и углеводов. При повышение уровня кетоновых тел у животных в крови, моче и молоке специалисты говорят о нарушении обмена веществ. Стойкая кетонемия встречается у коров при острой и подострой формах кетоза. При этом соотношение кетоновых тел меняется в сторону увеличения ацетона и ацетоацетата.

При острой форме кетоза в молоке и моче обнаруживаются ацетоновые тела (в моче до 100-500 при норме 5-10 мг%, в молоке до 20-80 при норме до 8 мг%), а в крови кетоновые тела (15-70 мг% и более при норме 1-6 мг%). При этом содержание сахара (глюкозы) в крови больных коров снижается до 30 мг% и ниже при норме 40-60 мг%, а резервная щелочность-ниже 40 об% СО².

У коров больных кетозом в крови увеличивается уровень ЛЖК, НЭЖК, молочной, пировиноградной кислот, тироксина. В рубцовом содержимом снижается рН, повышается концентрация масляной кислоты, аммиака, кетоновых тел.

При хроническом кетозе и вторичной остеодистрофии в крови содержание кетоновых тел повышено незначительно, снижается содержание гемоглобина, мочевины, кальция, резервной щелочности, сахара, а также происходит повышение в крови общего белка, активности аспартатаминотрансферазы и лактатдегидрогеназы.

Билирубин — желчный пигмент, образуется в клетках РЭС из гемоглобина разрушенных эритроцитов. В плазме крови билирубин образует непрочный комплекс с альбумином. Специалисты такой билирубин называют свободным или непрямым. Содержание такого билирубина в крови составляет 1-14 мкмоль/л. Такой билирубин из организма животных выводится с участием печени. В печени происходит экстрагирование билирубина из комплекса с альбумином и его соединение с глюкуроновой кислотой. Образовавшийся комплекс билирубина с глюкуроновой кислотой специалисты называют прямым билирубином. Прямой билирубин выделяется печенью в желчь и поступает в кишечник животного, где превращается в уробилиноген. В сыворотке крови здорового животного содержится в основном непрямой билирубин (до 80% от общего). Уровень общего билирубина повышается у животных больных гемолитической желтухой, усиленном гемолизе эритроцитов, и значительно в меньшей степени при гепатите и циррозе печени. Прямой билирубин находится в крови в незначительных количествах (от 0 до 5мкмоль/л) и повышается при болезнях печени и ее выводящих путей.

Глюкоза (сахар) — является основным источником энергии для организма. На ее долю приходится более 90% всех низкомолекулярных углеводов. Относительно постоянный уровень глюкозы в крови (40-60 мг% или 2,2-4,0 ммоль/л) поддерживается в организме животного гормонально. Гипогликемия у животных встречается при кетозе, вторичной остеодистрофии, послеродовом парезе, некоторых формах ожирения, токсических поражениях печени. Она часто бывает у животных в результате недостатка легкоусвояемых углеводов в кормах, большой потребности высокопродуктивных коров в глюкозе при высококонцентратном типе кормления, при преобладании в рационе кислых кормов. Гипогликемия у животных может быть как стойкой, так и непродолжительной. Непродолжительная гипогликемия бывает при скармливании животным больших количеств сахаристых кормов, а также при испуге животного, высокой температуре, стрессах. Стойкая гипергликемия встречается при сахарном диабете. Ветеринарные специалисты должны помнить, что концентрация глюкозы в сыворотке (плазме) крови при хранении быстро снижается, поэтому определение глюкозы необходимо проводить сразу же после взятия крови, а если нет такой возможности необходимо провести осаждение белков трихлоруксусной кислотой непосредственно на ферме.

источник

В среднем клиническая форма кетоза у коров регистрируется у 5 % новотельных коров, а субклиническая — у 40 %. Известно, что кетоз наиболее ярко проявляется у коров в первые 6-10 недель после отела, т. е. в период наивысшей лактации. Многие специалисты объясняют это неадекватностью поступления с кормом энергии и ее расхода, утверждая, что характерная для кетоза гипогликемия (снижение концентрации сахара в крови) — результата недостатка энергии в рационах.

Внимание! Приговор от незнания: за последствия ошибочного кормления несут ответственность зоотехник и руководитель хозяйства

Одно дело, когда речь идет о животном с генетической продуктивностью до 4-5 тыс. кг молока в год, то проблем с балансом энергии после отела не возникает: его восполняет даже традиционная «советская» технология кормления новотельных коров. Другое дело, когда речь идет о стадах с удоем 7 тыс. кг молока и более в год. В большинстве случаев поражаются лучшие коровы: ацетонемия или кетоз-заболевание, которое в отдельных случаях раньше встречалось в хозяйствах с плохой кормовой базой, сегодня уже имеет место как раз в высокопродуктивных стадах.

Кетоз — что это такое? Хроническая пуэрперальная дистрофия печени, токсикоз беременных, послеродовая экламсия, молочная лихорадка, хронический желудочно-кишечный катар после отела, ацетонемия, токсемия молочных коров, белковая интоксикация, или кетоз молочных коров — заболевание, характеризующееся преимущественно нарушением углеводно- жирового, белкового, энергетического и минерального обмена, сопровождаемое накоплением в организме кетоновых тел фоксимасляной, ацетоуксусной кислот, ацетона), дистрофическими изменениями в печени, сердце, почках, яичниках, щитовидной и околощитовидной железах, гипофиз надпочечной системы.

Ранние симптомы устанавливают при обследовании сердечно-сосудистой системы: пульс обычно учащен, иногда ослаблен, тоны сердца приглушены, нередко раздвоены, наблюдается аритмия. Дыхание в начале болезни резко учащено, по мере снижения кетогенеза приближается к пределам нормы. У большинства животных снижаются упитанность и продуктивность, нарушается половой цикл, удлиняется сервис-период или наступает бесплодие. У отелившихся коров наблюдают задержание последа, эндометрит, опухание суставов, мастит, послеродовый парез. Телята рождаются слабые, с пониженной резистентностью.

При остром тяжелом течении болезни у коров отмечают невротический, гастроэнтеральный или гепатотоксический синдромы. Животные раздражены, чувствительность кожи повышена. Возбужденное состояние сменяется угнетенным, животные становятся вялыми, сонливыми, большую часть времени лежат, с трудом встают, при вставании и движении падают. Наблюдают коматозное состояние, напоминающее родильный порез.

Расстройство нервной системы обусловлены воздействием на нее высокой концентрации в крови кетоновых тел и аммиака. Животные теряют аппетит, отказываются от концентрированных кормов, охотнее поедают сено и корнеплоды, иногда испорченную солому. Деятельность рубца ослаблена, наблюдается запор или длительный понос.

В современных условиях ведения молочного скотоводства кетоз у коров протекает преимущественно в подострой и хронической формах с несколько иной, часто стертой клинической картиной.

В крови больных кето- зом коров отличают некоторое снижение лейкоцитов, гемоглобина и эритроцитов: количество лейкоцитов колеблется в пределах 2,6-8,4 тыс. в 1 мм 3 , эритроцитов — 5,2-6,9 в 1 мм 3 крови. У здоровых коров в крови содержится 1-6 мг% кетоновых тел. При кетозе количество кетоновых тел в крови достигает 136 мг%, при субклиническом кетозе — от 6 до 15,6 мг%.

В Германии нормой содержания кетоновых тел в крови считают 1-5 мг%, в моче — 3-15 мг%, при субклиническом кетозе — соответственно 5-10 и 15-70 мг%, при клиническом — более 10 и 70 мг%.

Следует иметь ввиду, что выраженная кетонемия характерна для начальной стадии заболевания. При затяжном, хроническом, хроническом течении и осложнении вторичной остеодистрофи- ей эти симптомы отсутствуют, содержание кетоновых тел в крови близко к норме. Между глюкозой и кетоновыми телами в крови существует обратная зависимость. У здоровых коров уровень сахара составляет 40-60 мг%, при кетозе — до 35-25 мг% и более. Резервная щелочность плазмы крови больных кетозом составляет 34,0-51,61 об/% СО2. Содержание общего белка в сыворотке крови — преимущественно 8,6 г % (86 г/л), достигая 10,8 г% и более. Содержание мочевины в крови снижается до 11,50 мг% (при норме 20-40 мг%) из-за снижения мочевинооб- разовательной функции печени. Снижается концентрация меди, кобальта, железа. Уровень общего кальция в сыворотке крови обычно не достигает нижнего предела нормы (10,0-12,5 мг%). Содержание неорганического фосфора — в пределах нормы (4,56,0) или несколько выше. Активность щелочной фосфатазы при кетозе не имеет четкой динамики. При кетозе в крови повышается содержание общих липидов, ЛЖК и НЭЖК.

Следует подчеркнуть, что у высокопродуктивных коров даже при наличии повышенных запасов питательных веществ в организме в первые дни лактации многократно наблюдаются, например, снижение уровня сахара в крови (в норме — 40-60 мг%) и повышение концентрации кетоновых тел (в норме — 1-6 мг%). Это определяется как физиологическая ацетонемия. Она продолжается до тех пор, пока эндокринная система и организм в целом полностью не приспособятся к повышенному уровню обмена веществ.

Пагубный «кругооборот». Фатальным при таком развитии является, прежде всего, то, что эта болезнь как бы «раскачивается»: если количество кетоновых тел становится слишком большим, то они тормозят активность животного. Потребление корма снижается, недостаток энергии обостряется, уровень сахара в крови продолжает снижаться. Если лечение не проводится, то животное, наконец, перестает потреблять корм и заканчивает летальным исходом.

Резервы глюкозы в организме коровы составляют где-то 2,5 кг. Поэтому недостаток возникает уже тогда, если даже в течение одного дня отсутствует соответствующее «поступление» из корма. Так как распад жировых депо при недостатке глюкозы происходит дополнительно, то уже заранее запрограммировано нарушение обмена веществ при недостаточном поступлении из кормов. У высокопродуктивных коров с молоком выделяется 1,5-2 кг молочного сахара в день. Молочный сахар образуется исключительно из глюкозы, которая необходима корове в больших количествах.

При очень высоких удоях получаемой из корма глюкозы уже недостаточно, и уровень сахара в крови падает. В этой ситуации организм пытается «помочь» себе, начиная использовать жировые запасы. Но возникающие при этом продукты только тогда могут использоваться без остатка для получения энергии, если имеется определенная предстадия глюкозы. Но именно она отсутствует при недостатке глюкозы. В качестве «остатков» сжигания жира остаются кетоновые тела. В ограниченном объеме эти вещества могут использоваться в мышцах, почках, сердце и легких для получения энергии. Эти органы под воздействием кетоновых тел испытывают «перегрузку» и происходит скопление кетоновых тел в этих органах и в крови. Они выделяются с молоком, мочой, воздухом при дыхании, а также через кожу и служат верным признаком нарушения обмена веществ.

Постоянно возникают парадоксальные ситуации, когда, надеясь улучшить кормление коров за счет увеличения доли концентрированных кормов (особенно во второй половине лактации), чтобы получить прибавку молока (плюсик в оперативной сводке), мы рискуем за короткое время перевести все поголовье коров в жирные кондиции.

Упитанность молочной коровы должна соответствовать примерно 3,5 балла. Жирная корова с большой массой тела молока не дает, с низкой долго не живет. Это можно наблюдать и на ферме: снижается молочная продуктивность — начинает повышаться масса коровы. Самые жирные коровы на ферме — яловые. Перед запуском масса коровы может повышаться до 3,75 балла. Во время раздоя она снижается, но нельзя допускать ее снижение ниже 2,5 балла. В этом случае до запуска она не успевает восстановить свою массу, придет к отелу ослабленной или даст слабого теленка, из которого высокопродуктивной коровы не получится.

Не допустить снижения массы тела ниже 2,5 балла в период раздоя можно увеличением доли концентрированных кормов в рационе. Но это приведет к повышению нагрузки на печень.

Применение специальных энергетических кормовых добавок, содержащих пропиленгликоль — предшественник глюкозы, позволяет решить эту проблему, не приводя к жировой дистрофии печени. В норме содержание жира в печени — 6 %, после отела — 12 %, при ожирении — 30-40 %. Ожирение печени приводит к существенному ограничению функций этого органа в обмене веществ. В результате страдают, прежде всего, иммунная система и механизмы выведения эндотоксинов. Частым следствием этого являются ацидоз, родовой порез, неполная инволюция матки, болезни копыт и вымени.

Вывод: повышенная упитанность животных приводит к жировой дистрофии печени.

Опасность проявления кетоза возникает:

  • если существует высокая потребность в глюкозе (при отелах, производстве молока);
  • если не выполняется необходимое обеспечение глюкозой (плохое потребление корма из-за болезни, нарушение пищеварения, например, после перевода на другой вид корма, плохое качество основных кормов с включением больших количеств концентратов, отсутствие концентратов в предотельный период, использование силосов с высоким содержанием масляной и уксусной кислоты, заболевание печени);
  • если усиленно идет образование кетоновых тел (животные в откормочных кондициях, богатые жиром концентраты, рацион с высоким содержанием белка и низким клетчатки).

Часто многие из указанных факторов проявляются одновременно. Подвергаются, прежде всего, высокопродуктивные животные (редко первотелки) через несколько дней до максимум 6 недель после отела. Это период очень важен для диагностирования родильного пореза (молочной лихорадки). Оба нарушения обмена веществ могут также проявиться одновременно.

Если в хозяйстве все коровы после отела выглядят вялыми, то достоверно речь идет о серии заболеваний кетозом, но не молочной лихорадке.

Используйте прежде профилактическое кормление. В первую очередь, кормление должно быть направлено на удовлетворение потребностей коровы. Это уже надо начинать во время последних недель перед стельностью. Если же проявилось большое скопление кетоновых тел, а печень уже «захрустела», то в этом случае помочь может только врач. В таких случаях мероприятия по кормлению носят лишь сопровождающий характер. Вред можно лишь ограничить, но не предотвратить.

Технологи хозяйств, уделяющие много внимания правильному подготовительному кормлению, практически не имеют проблем с кетозом. Наиболее важным здесь является постепенное приспосабливание рубца и его микроорганизмов, важных для пищеварения. Только в этом случае корова в момент наивысшей потребности функционально способна потреблять корм в достаточном количестве.

Резкая смена корма в момент наивысшей продуктивности также нежелательна, как и «профилактическое» избыточное обеспечение, которое способствует переходу животных в жирные кондиции. Здесь уместно сравнение со спортом: кто вступает в борьбу ожиревшим и неподготовленным, тот не только покажет плохие результаты, но и принесет вред здоровью.

Если есть подозрение, что какая-то определенная корова страдает кетозом, то двух- или трехразовое переливание рубцового сока регулирует очень продолжительно пищеварение. Рубцовый сок необходимо брать у животного с хорошо функционирующим рубцом.

Если кетоз обнаружен (животные — вялые, не едят, дают мало молока, выделяют твердый, темный кал), необходимо оказать лечебную помощь. Лучше всего ввести глюкозу «капельно» и препараты для защиты печени. Если корова через неделю не восстанавливается, то имеет место другая причина, а не просто недостаток энергии. Необходимо установить какие-то другие нарушения в организме, вызвавшие ацетонемию (так называемый вторичный кетоз). Только после устранения этого фактора, корова может выздороветь.

Терапевтические меры ветврача Вы можете поддержать следующим образом:

  • сократить доение (снизить потребление глюкозы);
  • давать корма с высоким содержанием углеводов (например, запаренный картофель, свекловичный жом, пропионат натрия или кальция (два раза в день 100 г), или пропиленгликоль (2 раза в день 200 г)). Это будет способствовать производству глюкозы в организме;
  • предоставить возможность животным двигаться (это стимулирует распад кетоновых тел). Влияние мышечной работы часто недооценивается, но кетоз реже проявляется при выпасе;
  • в рационе следует избегать высокого количества жира и кормов, которые содержат масляные кислоты;
  • разделить общую дневную норму концентратов после отела на маленькие порции (менее 1,5 кг/гол) и скармливать их в течение дня;
  • правильно распределять в течение дня грубые волокнистые корма;
  • включение в состав рациона до 6-12 г на голову в сутки ниацина и 1-2 г витамина Е;
  • лечебная диета должна быть долгосрочной.

Продолжительного вреда можно избежать. Вызывает опасение, внешне незаметное, но опасное ожирение печени при ке- тозе, из-за чего этот орган и в целом здоровье и продуктивная способность пораженного животного страдают. Поэтому каждый технолог хозяйства обязан каждый год пересматривать зимний рацион для коров. Всегда оправдывает себя анализ основных кормов, так как содержание питательных веществ и энергии имеет значительные колебания по годам.

Несколько нюансов в заключение. Соединение в одном рационе множество кормовых добавок не всегда экономически оправдано, так как суммарная стоимость может поглотить дополнительную прибыль, полученную в результате применения этих добавок.

Не всегда нужно экстраполировать действия одного хозяйства на ситуацию в другом и ожидать похожих результатов.

Только на основании всестороннего анализа сложившегося положения на ферме и, исходя из поставленных задач, совместно принятое ветеринарной и зоотехнической службами взвешенное решение о вводе комплекса кормовых добавок должно обязательно привести к улучшению качества любого корма, эффективно регулировать обменные процессы в организме коровы и обеспечивать повышение зоотехнических и экономических показателей.

источник

В настоящее время интенсивные технологии в животноводстве зани­мают веду­щее значение. Процесс эффективного молочного и мясного произ­водства все стреми­тельней отдаляет условия содержания животных от их ес­тественной среды обитания. Сегодня уже смело можно сказать, что чем выше продуктивность животных, тем больше сбоев и срывов происходит из-за нарушения обмена веществ, в связи с особым значением кормления и содержа­ния. Поэтому все без исключения специалисты жи­вотноводства должны уча­ствовать в процессе не только производства продукции, но и создания ком­фортных условий пребывания животных на ферме.

Высокая продуктивность животных неразрывно связана с активизацией функ­ционирования всех органов и систем организма. При этом уровень об­мена веществ у некоторых животных настолько высок, что организм может работать на самоуничто­жение. К сожалению, многие руководители хозяйств, специалисты-зооинженеры, ве­теринарные врачи и даже ряд ученых этим пренебрегают. В наиболее распространен­ном понимании это выглядит так: «Животное имеет достаточно высокую продуктив­ность при имеющемся кормлении, качестве обслуживания и обработках– значит все нормально. Нужно еще поискать резервы экономии ресурсов». В результате таких на­строений многие не могут понять, почему при погоне за удоем стремительно сокраща­ется поголовье, почему коровы заканчивают третью лактацию на мя­сокомбинате с жи­ровой дистрофией печени и т.д.

В большинстве случаев мы замечаем от­клонения в здоровье, когда уже есть сим­птомы заболевания, а, значит, негативный фактор был, он оставил свой след в орга­низме и, теперь, выдает ответную реакцию орга­низма на его воздействие. Другими словами мы пропускаем, минимум два периода развития процесса – проникновение и распространение в организме. Разрабатывая наши рекомендации, надеемся, что вы, ре­гулярно пользуясь биохимическими исследованиями крови, сможете на ранних ста­диях неблагоприятного влияния своевременно отреагировать, классифицировать и принять меры к устранению воздействия.

Кровь является одной из главнейших связующих систем целостного организма. Она обеспечивает питание и дыхание всех органов и тканей, снабжает их необходи­мыми ферментами, гормонами, медиаторами и дру­гими гуморальными веществами, без которых нормальное функционирова­ние организма невозможно. У здоровых жи­вотных при нормальных физиоло­гических условиях существует постоянство химико-морфологического со­става и физико-химических свойств крови. Кроветворные органы чувстви­тельно реагируют на различные физиологические и, в особенности на пато­логические, воздействия на организм изменением картины крови. Поэтому исследова­ние крови имеет большое диагностическое значение.

Конечно, нужно заметить, что определенную ценность биохимические показа­тели имеют при внутренних незаразных болезнях, интоксикациях, но в большей сте­пени отражают уровень кормления и обменные процессы. В связи с этим биохимиче­ские показатели не могут дать ответы на все вопросы, но при правильном понимании физиологических изменений становятся твердым основанием для принятия производ­ственных решений.

ОТБОР И ПОДГОТОВКА ПРОБ КРОВИ

Для того чтобы провести биохимическое исследование необходимо правильно про­извести отбор крови у животных.

Существует несколько вариантов взятия крови. Многие специалисты успешно их используют. Мы же остановимся на классическом (традиционном) способе.

У крупных животных кровь берут из яремной вены, расположенной в яремном же­лобе. Предварительно проводят антисептическую обработку – в месте вкола шерсть вы­стригают, поверхность кожи обрабатывают 70%-ным раствором спирта или 5% раствором йода.

Для взятия используют специальные инъекционные иглы заранее стерилизован­ные. Вкол проводят под углом 45 0 и во время набора крови иглу при­жимают к стенке про­бирки, чтобы избежать вспенивания.

Метод взятия крови у овец и коз такой же как и у коров.

У свиней кровь получают, отсекая кончик хвоста. У поросят оптимальным ме­стом для взятия служит полая вена.

У птицы кровь берут из разреза гребня или сережек. У гусей и уток пункцию бе­рут из мякоти ступней лапок.

Пробирки для отбора проб крови на исследования специалисты хо­зяйств могут по­лучать в ветеринарной лаборатории или заранее готовить в условиях хозяйства, если та­кая возможность имеется.

Во время подготовки специальной посуды на одно животное запасают по 2 био­ло­гических пробирки, объемом не менее 20 мл, и по 2 центрифуж­ных пробирки объе­мом 12 мл. В первую биологическую пробирку (20 мл) вносят 1%-ный раствор гепарина 2-3 капли или, если не определяется натрий в плазме крови, то для стабилизации исполь­зуют лимоннокислый натрий. В результате полученную плазму можно исследовать на калий, натрий, каротин, витамины А и С.

Вторую пробирку оставляют без изменений, так как в ней будут полу­чать сыво­ротку крови. В сыворотке крови определяют содержание общего белка, белковых фрак­ций, мочевины, общих липидов, общего холестерина, общего кальция, йода неор­ганиче­ского, активность щелочной фосфатазы и др.

В одну из центрифужных пробирок вносят 0,5 мл вазелинового масла и каплю 1%-ного гепарина. После длительного центрифугирования 20-30 мин. уже в плазме оп­реде­ляют резервную щелочность. Во вторую центрифужную пробирку вносят 5 мл 20%-ного раствора трихлоруксусной кислоты. В даль­нейшем из этой пробирки опреде­ляют глю­козу, неорганический фосфор и неорганический магний.

Для всех пробирок используются резиновые пробки, но в некоторых случаях до­пускаются пробки из ватных тампонов завернутых в марлевую по­вязку, при обязатель­ном условии стерилизации и вертикальной транспорти­ровки проб.

Таким образом, уже сама подготовка пробирок для взятия крови жи­вотных на ис­следование является трудоемкой и длительной. Поэтому в по­следнее время ее значи­тельно упростили. Например, для биохимического ис­следования отбирают по 2⁄3 20 мл пробирки, а для гематологического и того меньше. В первую очередь это связано с раз­работкой в научно-исследова­тельских институтах специальных диагностикумов для оп­ределения биохи­мических компонентов с более мягкими требованиями пробоподго­товки. Но и не последнее место занимает, конечно, сама точность и направление иссле­дований. Если в каких то реакциях вам не нужны сотые и тысячные доли (не научные исследова­ния) или вы уделяете большее внимание, каким то кон­кретным показателям, то, естест­венно, лучше упростить процедуру отбора.

БИОХИМИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ

Каротин является провитамином ретинола – витамина А. Содер­жится в расти­тельных кормах, молозиве, рыбьем жире. Наибольшее значение имеет β-каротин. В тонком ки­шечнике и печени β-каротин превращается в витамин А. Основное депо ка­ротина и ви­тамина А – печень.

Витамин А способствует биосинтезу холестерина, ускоряет обмен фосфорных соединений, участвует в обмене веществ, повышает реактивность и резистентность, участвует в процессах иммуногенеза, повышении фагоци­тарной активности лейкоци­тов и выработке антител, стимулирует рост и раз­витие животных.

Количество каротина в сыворотке крови определяют спектрофото­метрическим методом.

Принцип метода основан на щелочном гидролизе и экстракции витамина А и каротина из плазмы крови при помощи малолетучих растворителей и последующем спектрофотометрическом измерении поглощения света раствором при длине волны 328 нм для витамина А и 460 нм для каротина.

Материал для исследования – плазма крови.

Физиологические пределы: Содержание каротина в сыворотке крови повыша­ется в летний период и снижается в зимне-стойловый период. Уровень каротина в сы­воротке крови свидетельствует о величине поступления его в организм с кормами. Ус­воение его и превращение в витамин А зависит от интенсивности обменных процессов в организме.

Количество каротина в сыворотке крови животных

источник

Интенсификация молочного животноводства и перевод его на промышленную основу предъявляют повышенные требования к состоянию крупного рогатого скота. В настоящее время в условиях средней полосы России широко применяется холодный метод содержания молочного поголовья, при котором практикуется содержание скота с первых дней жизни без регуляции параметров микроклимата, что идет вразрез с климатическими особенностями наших регионов. По действующим требованиям к микроклимату коровников они должны быть оборудованы системами вентиляции и отопления, чтобы обеспечить в помещениях температуру 10 0С и относительную влажность не выше 75 %. Эти нормативные параметры необходимо поддерживать в течение всего периода эксплуатации животных. Т.е. «холодное содержание» действует в нарушение этих норм. Несоответствие факторов микроклимата физиологическим потребностям организма вызывает систематические функциональные нарушения, предрасполагающие к развитию таких заболеваний как маститы, копытная гниль и т. д. В связи с этим важным является изучение беспривязно-боксового холодного способа содержания коров, характеризующегося наиболее широким спектром стрессирующих факторов [9; 10].

Высокопродуктивные животные, обладая интенсивным обменом веществ и энергии, склонны к нарушениям гомеостаза, сохранение которого сопровождается напряжением компенсаторных механизмов. Величина энергозатрат на приспособление к неблагоприятным условиям, так называемая «цена адаптации», при этом возрастает. Для сельскохозяйственных животных это выражается в непроизводительном расходовании кормов и снижении продуктивности. Анализ биохимических параметров крови позволяет судить о состоянии углеводного, белкового, липидного обменов, выявить непродуктивные энергозатраты организма [1; 3; 5; 6].

Цель работы — изучить биохимические параметры крови коров при воздействии отрицательных температур разного диапазона, в условиях беспривязно-боксового холодного способа содержания.

Материал и методы исследования

Экспериментальная часть работы была выполнена в условиях молочно-товарной фермы «Петровка — 1» Белгородского района, где содержится 150 голов коров красно-пестрой голштино-фризской породы. В хозяйстве применяется холодный беспривязно-боксовый способ содержания. Исследование особенностей адаптации коров к воздействию низких температур осуществлялось в двух сериях эксперимента: в первой — изучали адаптацию коров к воздействию температуры -5 0С, во второй: -20 0С, поголовье контрольной группы содержалось при температурных условиях +15 0С. Забор крови производился из яремной вены в одно время при одинаковых внешних условиях до утреннего кормления. В сыворотке крови определяли содержание общего белка; глюкозы; мочевины; креатинина; билирубина, ферментов аланинаминотрасферазы (АлАТ) и аспартатаминотрансферазы (АсАТ); холестерина; тимоловую пробу.

Результаты собственных исследований и их обсуждение

Показатели крови являются индикатором работы всего организма, они могут характеризовать уровень адаптации животных к различным стрессирующим факторам, в том числе и к конкретным условиям содержания [6]. В табл. 1 представлены биохимические показатели крови коров при воздействии температуры -5 0С.

Таблица 1. Биохимические показатели крови коров при воздействии температуры -5 0С

источник

Анализ полноценности кормления по биохимическим показателям крови, плазмы, сыворотки, мочи, рубцовой жидкости и молока

Для клинико-биохимического исследования отбираются образцы мочи и молока. Согласно данным анамнеза, оценки среды, результатам проверочных исследований крови, молока и мочи КРС с учетом частоты проявлений недостаточности каких-либо факторов питания определяется масштаб (количество животных и длительность проведения обследований) необходимого клинико-биохимического анализа.

Первичные изменения в физиологическом статусе животных, вызванные неполноценностью кормления КРС, как правило, проявляются в отклонении от нормы показателей ряда веществ в биологических жидкостях и в тканях (повышение, понижение концентрации или появление нежелательного вещества). На стадии субклинического течения процесса эти изменения могут быть незаметны, в связи с чем предъявляются повышенные требования к частоте проведения анализа, к его точности и специфичности аналитических тестов (например, проверка биохимии крови). Метаболический профиль биологических жидкостей, соответствующий норме, может иметь особенности для данного стада, поэтому для более точной интерпретации данных целесообразна организация систематического контроля (мониторинга) биохимических показателей и накопление информации с применением компьютерной техники.

Ориентировочные значения основных биохимических показателей биологических жидкостей, соответствующие физиологической норме для лактирующих коров, приведены в таблице 1.

Таблица 1. Интервальные значения биохимических показателей цельной крови, плазмы, сыворотки, мочи, рубцовой жидкости и молока, соответствующие физиологической норме

источник