Остеохондроз позвоночника с синдромом нестабильности

Остеохондроз — это дегенеративно-дистрофический процесс в позвоночнике, начинающийся в межпозвоночном диске, затем переходящий на тела позвонков, в межпозвоночные суставы и весь связочный аппарат. Частота его составляет в возрасте 50 лет и старше до 90 %, в настоящее время заболевание встречается даже в возрасте 20-30 лет. Чаще наблюдается у мужчин, занимающихся тяжелым физическим трудом.

Анатомо-функциональные особенности позвоночника. Позвонки соединяются один с другим в трех точках: спереди телами, сзади — двумя межпозвоночными суставами. Располагаясь один над другим, они образуют позвоночный столб. Сзади из дужек и дугоотростчатых суставов позвонков образуется спинномозговой канал. Два смежных позвонка, соединяясь между собой связочным аппаратом и мышцами, образуют единую кинетическую структуру (рис. 1). Этот анатомический комплекс называется позвоночным сегментом (рис. 2).

Рис. 1. Связочный аппарат позвоночника в сагиттальном (а) и горизонтальном (б) сечении (по В. П. Воробьеву, 1946): 1 — задняя продольная связка; 2— желтая связка; 3 — межостистая связка; 4 — надостистая связка; 5 — внутренняя поперечная связка; 6 — передняя продольная связка; 7 — фиброзное кольцо; 8 — пульпозное ядро; 9 — капсула межпозвоночного сустава

Рис. 2. Позвоночный сегмент: I — межпозвоночное отверстие; 2 — спинномозговой нерв; 3 — задняя продольная связка; 4 — пульпозное ядро; 5 — гиалиновая пластинка; 6 — волокна фиброзного кольца; 7 — передняя продольная связка; 8 — лимбус; 9 — тело позвонка; 10 — замыкающая пластинка; 11 — межпозвоночный сустав; 12 — межостистая связка; 13 — надостистая связка

Подвижность и его упругость, позволяющая выдержать значительные нагрузки, обеспечивается межпозвоночными дисками. Диск обеспечивает: 1) соединение позвонков; 2) подвижность позвоночника; 3) амортизацию.

Диск состоит из двух гиалиновых пластинок, примыкающих к замыкательным пластинам тел смежных позвонков, пульпозного ядра и фиброзного кольца. Ядро представляет собой капсулу из переплетающихся коллагеновых волокон, заполненную межуточным веществом хондрином, и содержит хрящевые клетки. Все это придает ядру эластичность. Фиброзное кольцо межпозвоночного диска состоит из соединительнотканных пучков, рыхлых в центре и плотных на периферии, переходящих в краевой кант. Передние и боковые отделы диска слегка выступают за пределы тел позвонков. Передняя продольная связка сращена с телами позвонков и свободно перекидывается через диск. Задняя продольная связка образует переднюю стенку спинномозгового канала и, перекидываясь над телами позвонков, срастается на задней поверхности диска. Снабжение диска питательными веществами осуществляется путем диффузии их из тел позвонков через гиалиновый хрящ. Иннервируются наружные отделы фиброзного кольца за счет синувертебрального нерва из волокон симпатического и соматического нервных волокон (рис. 3).

Рис. 3. Иннервация позвоночника. Система нерва Пушки (по А. А. Отелину): 1 — задняя ветвь спинномозгового нерва и ветви от нее к отросткам позвонка; 2 — ветви от симпатического узла к поперечному отростку; 3 — ветви от симпатического ствола к телу позвонка; 4 — симпатический ствол; 5 — симпатический корешок к менингеальной ветви; 6 — корешок от сплетения на сосудах менингеальной ветви; 7 — менингеальная ветвь

Статическая функция позвоночника— амортизация (рис. 4, а). Распределение вертикальной нагрузки в позвоночнике осуществляется за счет эластических свойств диска, и в первую очередь пульпозным ядром. Обычно пульпозное ядро стремится расправиться, в результате чего давление распределяется на фиброзное кольцо и гиалиновые пластинки. Эластичность ядра, раздвигающего смежные позвонки, уравновешивается напряжением фиброзного кольца.

Рис. 4. Распределение вертикальной нагрузки в позвоночнике (а) и развитие межпозвоночного остеохондроза по Н. С. Косинской (б-г)

При движении позвоночника ядро диска перемещается в противоположную сторону. Так, при сгибании позвоночника диски смещаются в сторону выпуклости, т. е. кзади, при разгибании — кпереди.

Позвоночный столб имеет четыре физиологических изгиба (шейный лордоз, грудной кифоз, поясничный лордоз, крестцово-копчиковый кифоз) и удерживается в правильном положении активной функцией сгибателей и разгибателей туловища, связочным аппаратом и формой тел позвонков.

При движении позвоночника в работу всей кинематической цепи включаются мышцы, связки и межпозвоночные диски, благодаря которым возможно движение по трем осям: поперечной (сгибание, разгибание), сагиттальной (наклоны туловища в стороны) и ротационной (вокруг продольной оси).

В соответствии с классификацией заболеваний периферической нервной системы выделяют основные клинические проявления остеохондроза позвоночника в виде корешкового, спинального, церебрального (при остеохондрозе шейного отдела) и рефлекторного. Последний, в свою очередь, подразделяется на мышечно-тонический, нейродистрофический, вегетативно-сосудистый и болевой синдромы. Но, несмотря на такое многообразие проявлений дегенеративно-дистрофического процесса в сегменте позвоночника, именно болевой синдром является первой и основной жалобой больных и наиболее частой причиной обращения пациентов к врачу, а по его исчезновению оценивают эффективность лечения.

Этиология и патогенез. До настоящего времени нет точных данных о конкретных причинах возникновения дегенеративно-дистрофических заболеваний позвоночника. Подавляющее большинство авторов указывает на полиэтиологичность данного патологического состояния. Среди основных причин называют возрастные изменения и травматические повреждения в позвоночно-двигательном сегменте. Существенную роль играют также врожденные или приобретенные нарушения анатомических соотношений в позвоночно-двигательном сегменте и в позвоночнике в целом. Установлена также несомненная связь профессии с частотой остеохондроза.

Некоторые авторы видят причину развития остеохондроза в нарушении кровоснабжения позвоночного сегмента, когда раздражение болевых рецепторов вызвано чаще сосудистыми расстройствами при отеке и венозной недостаточности в области нервных структур. Другие считают, что остеохондроз — это общее заболевание организма, связанное с аутоиммунными нарушениями в системе соединительной ткани или связочного аппарата. Ранее распространенная механическая теория «сдавления» корешков спинномозговых нервов веществом диска сегодня признается только при значительных выбуханиях и выпадениях диска.

Болевой синдром является следствием афферентной импульсации в ответ на раздражение окончаний синувертебрального нерва в задней части фиброзного кольца и в задней продольной связке, а также нервных волокон в капсуле межпозвоночных суставов, субхондральных зонах и в эпидуральных пространствах позвоночного канала. Это происходит вследствие развития дегенеративно-дистрофического процесса в сегменте позвоночника. В начальной фазе процесса наблюдается высыхание и некроз студенистого пульпозного ядра, снижение высоты межпозвоночного диска, что приводит к повышению нагрузки на фиброзное кольцо с развитием декомпенсации и ослаблению фиксации пораженного позвоночно-двигательного сегмента (рис. 4, б). Следует отметить, что дегенеративно-дистрофический процесс поражает фиброзное кольцо неравномерно. Участок фиброзного кольца, страдающий в большей степени, «размягчается», деформируемость его повышается, и возникает эластическая протрузия, местная нестабильность. Величина образующейся деформации фиброзного кольца в полость позвоночного канала зависит от размеров нестабильного участка, глубины дегенеративно-дистрофического поражения и внутридискового давления. Уже на этой стадии при достижении критического уровня физиологических нагрузок происходит формирование постоянного симптомокомплекса клинических проявлений заболевания (двигательных и неврологических нарушений), ранним из которых является болевой синдром.

Дальнейшее прогрессирование заболевания приводит к следующей фазе процесса, когда происходит пластическое деформирование фиброзного кольца с потерей эластических, компенсаторных свойств диска, но сохраняется целостность его наружных частей (рис. 4, в). На этой стадии возникает стойкий, стабильный симптомокомплекс (боль, статические и вегетативные расстройства) на фоне развития биомеханической декомпенсации.

Исходом же патологической трансформации диска является нарушение целостности наружных частей фиброзного кольца с выходом фрагментов ядра в подсвязочное пространство и формированием грыжи диска. При этом чаще всего провоцирующим фактором является резкое внезапное повышение внутридискового давления в результате физической нагрузки или некоординированного движения обычно с ротационным компонентом. Поскольку целостность связочных структур в позвоночном двигательном сегменте, их эластичные свойства при этом сохраняются, выраженность болевого синдрома зависит от степени нагрузки на пораженный сегмент.

При развитии декомпенсации связочного аппарата фиброзного кольца и последующего его разрушения возникает пролапс диска (рис. 4, г). Это сопровождается развитием тяжелых клинических проявлений с постоянным болевым синдромом без существенной связи с нагрузкой на пораженный позвоночный сегмент и является заключительной фазой дегенеративно-дистрофического процесса.

Хотя поражение пульпозного ядра межпозвоночного диска является отправным моментом возникновения болевого синдрома, у значительной категории больных он связан не с раздражением или сдавлением корешка выпавшими фрагментами пульпозного ядра, а с дегенеративными изменениями в истинных межпозвоночных суставах и растяжением связочного аппарата, развитием его несостоятельности. Дегенеративно-дистрофические изменения (деформирующий артроз) в дугоотростчатых суставах развиваются уже на начальной стадии поражения межпозвоночного диска вследствие нарушения их конгруэнтности. Нарушение нормальных анатомических соотношений в сегменте позвоночника сопровождается перерастяжением капсулы сустава, перегрузкой суставных поверхностей и нарушением баланса сил, направленных на поддержание физиологического и биомеханического равновесия, необходимого для долгосрочного функционирования сустава.

Таким образом, исходом снижения несущих способностей костей, хрящевых и связочных элементов является нестабильность в позвоночно-двигательном сегменте, которая ведет к развитию спаечного процесса в позвоночном канале и изменениям в капсулах дугоотростчатых суставов. Это лежит в основе развития клинической картины стеноза канала и его боковых ответвлений.

Остеохондроз шейного отдела позвоночника. Частота остеохондроза шейного отдела позвоночника у мужчин и женщин практически одинакова (женщины 52%, мужчины — 48 %). Заболевание развивается в возрасте от 31 года до 60 лет. Этим заболеванием страдают преимущественно лица, профессия которых связана с однообразными и частыми движениями.

Анатомо-физиологические особенности шейного отдела позвоночника способствуют многообразию клинических симптомов заболевания, которые выражаются в вегетативных, нейродистрофических и сосудистых расстройствах.

По классификации синдромов шейного остеохондроза (Г. С. Юмашев) на первом месте стоят корешковые синдромы, на втором — вегетативно-дистрофические, на третьем — спинальные. Обычно у больных в процессе заболевания они встречаются изолированно или сочетаются. При сопоставлении клинических данных и рентгенологической картины можно диагностировать стадию заболевания и степень тяжести остеохондроза.

В связи с тем, что в патогенезе остеохондроза шейного отдела позвоночника ведущей является боковая компрессия корешков костными разрастаниями, основным симптомом будет боль. Характер ее зависит от локализации дистрофического процесса в диске. Так, при остеохондрозе диска СII/III боль локализуется в шее, проявляются симптомы поражения языкоглоточного нерва. При изменении диска CIII/IV боль локализуется в области надплечья, сердца; определяется атрофия задних мышц шеи, возможно изменение тонуса диафрагмы (икота, метеоризм). Поражение диска СIV/V вызывает боль в области плеча и надплечья, появляются слабость дельтовидной мышцы, гипестезия по наружной поверхности плеча. Изменения в диске CV/VI (корешок С6) сопровождаются болью от надплечья по наружной поверхности плеча, предплечья к I—II пальцу кисти с гипестезией в этих зонах; гипотрофией и снижением рефлекса с двуглавой мышцы плеча. Поражение диска CVI/VII вызывает распространение боли по наружной и задней поверхностям плеча, предплечья к III пальцу с гипестезией в двух зонах, гипотрофию и снижение рефлекса с трехглавой мышцы, а также выявляемый на рентгенограмме положительный синдром Шпурлинга—Сковилля (сужение межпозвоночного отверстия). При остеохондрозе диска CVII/ThI боль распространяется по внутренней поверхности плеча и предплечья к IV—V пальцу, отмечается гипестезия в этих зонах, гипотрофия мышцы, приводящей большой палец кисти, и длинного сгибателя большого пальца кисти.

Таким образом, болевой синдром при остеохондрозе шейного отдела позвоночника является основным и постоянным признаком. Он часто сопровождается парестезиями, нарушениями функции мышц в виде снижения их тонуса и гипорефлексии. Рентгенологическое исследование шейного отдела позвоночника указывает на сужение межпозвоночного отверстия.

К спинальному синдрому относятся висцеральные нарушения или такие, как ишемическая миелопатия, кардиальный синдром и т. д. Они связаны с нарушением притока крови по передней спинномозговой и позвоночной артериям, вызванным давлением остеофитов на них или на задние отделы спинного мозга.

Вегетативно-дистрофический синдром остеохондроза шейного отдела позвоночника характеризуется цервикальной дискалгией, синдромом передней лестничной мышцы, плечелопаточным периартритом, синдромом плечо-кисть, нарушениями функций черепных нервов в виде синдрома позвоночной артерии и, наконец, висцеральным кардиальным синдромом — «шейной стенокардией». Цервикальная дискалгия сопровождается постоянными или приступообразными (в виде прострелов) болями в шее. Боль интенсивная, усиливается после сна и при резких поворотах шеи. Объективно определяются напряженность шейных мышц и их ригидность. При движении слышен хруст, определяется сглаженность шейного лордоза, вынужденное положение головы, часто с наклоном в сторону поражения диска. При синдроме передней лестничной мышцы пальпируется напряжение шейных мышц, больше передней лестничной. При этом боль распространяется от шеи в затылок и по типу брахиалгии — вниз, в грудную клетку, внутреннюю поверхность плеча, предплечья и кисть до IV и V пальцев. Со временем становится видна гипотрофия этих мышц. Параллельно развиваются сосудистые расстройства в виде отечности пальцев, цианоза, похолодания конечности, а наклон головы в противоположную сторону или поднятие руки вызывает исчезновение пульса.

Плечелопаточный периартрит при остеохондрозе встречается в 23 % случаев. Он проявляется в виде ноющих болей, чаще в шее с переходом в надплечье и руку. Затруднено отведение руки выше 90°, постепенно развивается атрофия мышц надплечья, а на рентгенограмме плечевого сустава виден локальный остеопороз или участок обызвествления надостной мышцы.

Синдром плечо—кисть Стейнброкера описан в 1948 г. как вегетативно-дистрофический процесс на почве шейного остеохондроза. Этот синдром сочетается с плечелопаточным периартритом, когда боль в кисти сочетается с болями в плече.

Отмечаются также отек пальцев кисти, тугоподвижность в их суставах, кожа в то же время гладкая, бледно-цианотичная, температура ее снижена. При этом постепенно развиваются гипотрофия мышц кисти и сморщивание ладонного апоневроза. На рентгенограммах в прямой проекции выявляется диффузный остеопороз костей кисти и головки плечевой кости.

Синдром позвоночной артерии описан Дж. Барре в 1925 г. при шейном остеохондрозе. В патогенезе синдрома на первом месте стоит разрастание остеофитов в направлении межпозвоночных отверстий, чаще на уровне дисков CIVV и CV/VI, и сужение этих отверстий. При этом происходит компрессия позвоночного симпатического сплетения и стеноз или окклюзия артерии в позвоночном канале. Все это вместе взятое приводит к нарушению кровообращения в мозжечке, стволе и затылочных долях головного мозга и проявляется картиной вертебробазилярной недостаточности.

Частота синдрома позвоночной артерии при остеохондрозе шейного отдела позвоночника составляет 26,6 % (рис. 5). Клиническая картина характеризуется постоянными головными болями, начинающимися с затылочной области и распространяющимися на теменно-височную область. Начинаются они обычно по утрам и усиливаются при движении шеей. Иногда боли сопровождаются кохлеовертебральными нарушениями в виде тошноты или рвоты, ощущением шума в голове, звона в ушах синхронно с пульсом; нарушением зрения в виде мерцания, болью в глазу, возможно нарушение глотания или ощущение инородного тела в горле. Трудности в диагностике синдрома позвоночной артерии возникают у больных с гипертонической болезнью, климактерическим неврозом, тяжелым атеросклерозом у лиц пожилого возраста. Нередко аномалии развития позвоночника и черепа, вызывая сдавление ствола мозга, нарушение кровообращения и оттока спинномозговой жидкости, дают симптомы, напоминающие картину остеохондроза шейного отдела позвоночника. Обычно клинические признаки проявляются к 30 годам жизни.

Рис. 5. Патологическое воздействие на позвоночную артерию и ее нервное сплетение при шейном остеохондрозе (по А. А. Луцик, И. Р. Шмидт, 1970): а — унковертебральными экзостозами; б — суставным отростком при разгибательном подвывихе позвонка; в — экзостозом суставного отростка; г — спазмированной передней лестничной мышцей при боковом расположении устья позвоночной артерии: д — боковыми грыжами диска

Висцеральные нарушения при остеохондрозе шейного отдела позвоночника в виде кардиогенного синдрома впервые были описаны в 1929 г. Они вызываются патологическими изменениями, идущими от шейных симпатических узлов через верхний, средний и нижний сердечные нервы к сердцу; кроме того, от пяти верхних симпатических грудных узлов отходят ветви к поверхностному и глубокому нервному сплетению сердца. В связи с тем, что в клинике довольно часто приходится встречаться с кардиогенным синдромом, приводим сведения по дифференциальной диагностике этого синдрома и стенокардии.

Боли при остеохондрозе шейного отдела позвоночника локализуются преимущественно в надплечье и между лопатками с переходом на область сердца, при стенокардии — преимущественно за грудиной с иррадиацией в руку, лопатку и т. д. При остеохондрозе при перемене положения головы, руки, при кашле боль усиливается, а при стенокардии — нет. Продолжительность болей при остеохондрозе до 2 ч, при стенокардии — до получаса. Терапевтический эффект от нитратов при остеохондрозе отсутствует, при стенокардии — положительный. При остеохондрозе отсутствуют изменения ЭКГ, температуры тела, лейкоцитоз, при стенокардии — имеются. При остеохондрозе в связи с болями чувства страха у больного практически нет, для стенокардии, особенно для инфаркта миокарда, оно характерно. Наконец, остеохондроз имеет другие выраженные симптомы (см. выше), чего вполне может не быть при стенокардии.

Читайте также:  Мазь от остеохондроза под левой лопаткой

При обследовании больного с остеохондрозом шейного отдела позвоночника важно знать объем движений шеей в норме: ротационные движения — 90° в каждую сторону, наклон головы в стороны — до 45°, разгибание шеи — до 40°, сгибание — до соприкосновения подбородка с грудиной. Эти движения при заболевании ограничены и сопровождаются болями и хрустом. Часто шейный лордоз сглажен, а голова наклонена в больную сторону.

Для оценки величины межпозвоночного просвета применяют две пробы. Проба Шпурлинга—Сковилля — возникновение болей и парестезии с иррадиацией в зону иннервации корешка, сдавленного в межпозвоночном отверстии, при надавливании рукой на голову, наклоненную в больную сторону. Проба Бертши — увеличение просвета межпозвоночного отверстия при вытяжении петлей Глиссона на специальном стуле грузом 5 кг в течение 10-15 мин, при этом уменьшается не только корешковый болевой синдром, но и церебральные проявления.

У больных с остеохондрозом шейного отдела позвоночника важно определить тонус мышц шеи и плеча на стороне боли, который при длительном заболевании снижается.

В то же время при обострении напрягаются лестничные и затылочные мышцы. Пальпаторно отмечается боль при давлении на остистые отростки дегенеративно измененных позвонков, а также в точке Эрба при давлении на поперечные отростки CVII позвонка. Определяются расстройства чувствительности по типу гипестезии, которые можно выявить, обращаясь к классической схеме Кигана (рис. 6).

Рис. 6. Схема распределения болевой и тактильной чувствительности в соответствии с иннервацией кожи корешками спинного мозга (по Кигану)

Рентгенограммы шейного отдела позвоночника в двух стандартных проекциях (рис. 7) и в ряде случаев в косых проекциях позволяют точно характеризовать особенности анатомических изменений. Лишь в особых случаях можно применить методы исследования с контрастированием, так как они далеко не безразличны для организма. МРТ-исследование этой области наиболее информативно.

Рис. 7. Рентгенограммы и МРТ шейного отдела позвоночника при остеохондрозе

Неоперативное лечение остеохондроза шейного отдела позвоночника. Патогенетических средств, которые привели бы к полному излечиванию от заболевания, нет. Однако имеется комплекс мероприятий, позволяющих добиться улучшения состояния и торможения развития этого процесса. При этом необходимо вначале определить период заболевания (ремиссии или обострения).

При обострении процесса желательно лечение в стационаре с полупостельным режимом и кратковременным неинтенсивным вытяжением петлей Глиссона небольшими грузами на специальном стуле или установке (сухое вытяжение). Больному назначают постоянное ношение гипсового воротника типа Шанца или полужесткого стеганого воротника (рис. 8).

Рис. 8. Полужесткий стеганый воротник-ошейник

Лучший эффект дает подводное вытяжение с подводным массажем по миновании периода обострения.

Вытяжение разгружает позвоночник и уменьшает внутридисковое давление, травматизацию корешков спинного мозга и имевший место реактивный отек. Одновременно в период обострения больной получает анальгетики. Проводят блокаду передней лестничной мышцы по Я. Ю. Попелянскому 2 % раствором новокаина в количестве 2 мл. Эффективна периламинарная блокада по Б. М. Рачкову и В. М. Кустову — введение анестетика в зону наружных отделов дужки позвонка и верхненаружных отделов межпозвоночного отверстия.

Проводят курс лечения витаминами B1 (по 1 мл 6 % раствора через день) и В12 (по 500 мкг через день). Хороший эффект дает курс инъекций румалона по 1 мл ежедневно, на курс 25 инъекций. ФТЛ применяется в виде ультразвука, электрофореза 2 % раствора новокаина, калия йодида. Глубокое прогревание в виде парафиновых аппликаций дает отрицательный эффект.

Рентгенотерапия при остеохондрозе шейного отдела позвоночника дает положительный эффект только на ранней стадии заболевания.

Санаторно-курортное лечение (радоновые, сероводородные и соляно-углекислые ванны) эффективно в начальной стадии заболевания и в периоде ремиссии.

Остеохондроз грудного отдела позвоночника. Ограниченная подвижность грудного отдела позвоночника, обусловленная наличием 12 пар ребер, соединенных спереди грудиной, которые образуют грудную клетку, способствует меньшей травматизации межпозвоночных дисков и, как следствие, уменьшению вероятности развития остеохондроза. Наличие грудного физиологического кифоза позвоночника способствует распределению нагрузки веса верхней половины туловища на передние и боковые отделы позвонков, поэтому остеохондроз развивается преимущественно в переднем отделе, остеофиты тел позвонков располагаются по передней и боковой поверхностям и он протекает преимущественно бессимптомно. Задние остеофиты тел и грыжи дисков встречаются редко.

Как говорилось ранее, остеохондроз дисков приводит к развитию спондилеза тел позвонков, а затем спондилоартрозу позвоночно-реберных и поперечно-реберных сочленений, что, естественно, суживает межпозвоночные отверстия, вызывая сдавление передних корешков спинного мозга и симпатических волокон, идущих рядом. Симпатические волокна начинаются в сером веществе спинного мозга, затем собираются в симпатические узлы и уже от них направляются к внутренним органам, поэтому остеохондроз дисков грудного отдела позвоночника, кроме статических расстройств, приводит к значительным расстройствам функционирования внутренних органов (вазомоторным, вегетативным и трофическим) и большинство больных лечатся у терапевтов.

Клиническая картина. Боль чаще тупая, реже жгучая и ноющая в межлопаточной области. Больной отмечает ощущение сдавления всей грудной клетки. При пальпации остистых отростков грудных позвонков отмечается локальная боль, усиливающаяся при нагрузке по оси позвоночника и поворотах туловища. Нередко боль в груди становится опоясывающей, ощущается по ходу межреберных нервов. Чувствительность нарушается по типу парестезии; нередко снижается поверхностная и глубокая чувствительность. Возможно выпадение функции брюшной мускулатуры и изменение коленного и пяточного рефлексов. Висцеральные нарушения соответствуют уровню раздражения корешков спинного мозга от ThI до ТhXII. Они могут проявляться рефлекторной стенокардией, болью в области печени, нарушением функции желудочно-кишечного тракта. Нередко возникают дизурические и половые расстройства.

Рентгенологические признаки остеохондроза грудного отдела позвоночника: снижение высоты диска, склероз замыкательных пластинок и остеофиты (рис. 9), — встречаются довольно часто и захватывают значительное число позвонков.

Рис. 9. Рентгенограммы и МРТ грудного отдела позвоночника при остеохондрозе

Лечение остеохондроза грудного отдела позвоночника преимущественно неоперативное и показано при преобладании висцеральных синдромов с неврологическими расстройствами. Основные ортопедические мероприятия должны состоять в вытяжении позвоночника: 1) активная вертикальная тракция (под водой); 2) пассивная горизонтальная тракция в постели по наклонной плоскости петлей Глиссона при локализации остеохондроза на уровне ThIIV и за подмышечные лямки — на уровне ThIVXII.

Массаж мышц туловища и нижних конечностей показан после ликвидации обострения. Медикаментозное лечение состоит в паравертебральных новокаиновых блокадах, применении анальгетиков (при обострении процесса), седативных средств типа элениума, триоксазина.

Физиотерапевтическое лечение — УВЧ-терапия, индуктотермия, ультразвук. Бальнеолечение в виде радоновых или соляно-хвойных ванн.

Санаторно-курортное лечение заключается в бальнеотерапии в сочетании с подводным вытяжением и гидромассажем.

Остеохондроз поясничного отдела позвоночника. Остеохондроз поясничного отдела позвоночника чаще всего встречается у мужчин, занятых тяжелым физическим трудом. Он встречается у 71,6 % людей в возрасте от 30 до 50 лет.

В клинической картине выявляются три основных вида нарушений: неврологические, вегетативные и статические. Среди неврологических расстройств первое место занимает болевой синдром в пояснично-крестцовой области (люмбалгия) с распространением ее на конечность (люмбоишиалгия) или локализацией только в ноге (ишиалгия).

Боль преимущественно тупая и ноющая, усиливается при резких движениях, перемене положения туловища и при длительной вынужденной позе. Как правило, уменьшается при горизонтальном положении туловища.

Неврологические нарушения обусловлены «конфликтом» между измененными дисками и корешком спинного мозга (рис. 10).

Рис. 10. Сдавление корешка L5 на уровне двух дисков — LIV/V и LV/SI: (по Г. С. Юмашеву и М. Е. Фурману, 1973)

Симптомы натяжения при болевых рефлексах в результате изменений в дисках или телах позвонков встречаются довольно часто. К ним, в первую очередь, относятся положительный симптом Ласега (подъем ноги выше 60°), симптом Нери (пояснично-крестцовые боли при сгибании шеи), симптом Вассермана (при разгибании в тазобедренном суставе) и симптом Мацкевича (при сгибании в коленном суставе). Наряду с этим возможны атрофии и парезы мышц. Так, при сдавлении корешка L5 возможна атрофия длинного разгибателя большого пальца стопы, а при сдавлении корешка S1 отмечается слабость икроножной мышцы. Имеет место также снижение коленных рефлексов при неврологических расстройствах от корешка L3, а снижение рефлексов с пяточного сухожилия — от корешков L4 и L5.

Вегетативные нарушения, возникающие в результате дегенеративно-дистрофических изменений в дисках, проявляются в виде сухости и шелушения кожи, нарушения потоотделения и цианоза кожи, нередко у таких больных наблюдаются дисфункция мочевого пузыря, вялые параличи детрузора, сфинктера, анестезия или гипестезия аногенитальной области.

Постоянно выявляются статические нарушения. Они проявляются уплощением поясничного лордоза как приспособительной реакцией для уменьшения объема движений позвоночника. Длительная болевая реакция может вызвать ишиалгический сколиоз (рис. 11).

Рис. 11. Рентгенограммы и МРТ поясничного отдела позвоночника при остеохондрозе

Однако преимущественно (в 93 % случаев) у таких больных выявляется ограничение подвижности позвоночника в виде анталгической позы — вынужденное положение туловища с переносом тяжести на здоровую ногу с наклоном вперед. Тонус паравертебральных мышц при этом повышен, и они определяются в виде плотного валика.

Болезненность давления на остистые отростки возникает в результате передачи давления на дегенерировавший диск. Отмечается также положительный симптом в точках Балле при давлении на паравертебральные области поясничных позвонков. Наконец, нагрузка по оси позвоночника при давлении на голову и плечи вызывает боль в пояснично-крестцовой области.

Рентгенограмма пояснично-крестцового отдела в двух стандартных проекциях дает представление о характере патологического процесса. Он проявляется уменьшением высоты межпозвоночного пространства, склерозом замыкательных пластинок, наличием остеофитов, грыжи тела позвонка, признаков спондилоартроза.

Неоперативное лечение. При обострении процесса необходимо стационарное лечение в течение первой недели в условиях постельного режима на жесткой постели, затем ходьба с помощью костылей для разгрузки позвоночника, вытяжение грузами на горизонтальной плоскости (сухое) (рис. 12) или подводное вытяжение — вертикальное или горизонтальное. Оно позволяет осуществить декомпрессию корешков поясничной области. Массаж мышц спины, особенно подводный, также дает положительный эффект.

Рис. 12. Вытяжение на тракционном столе

Медикаментозное лечение (анальгетики, седативные средства, витамины группы В и никотиновая кислота) вместе с паравертебральными блокадами дает положительный эффект, как и физиолечение в виде УФО, ультразвука, электрофореза новокаина.

Вне обострения заболевания желательно проводить гидротерапию в виде соляных, соляно-хвойных ванн, вводить биогенные стимуляторы типа алоэ, ФиБС, стекловидного тела.

Санаторно-курортное лечение: радоновые ванны, сероводородные, хлоридно-натриевые и йодобромные в условиях Сочи, Пятигорска, Нальчика, Хилово и Петрозаводска.

Хирургическое лечение. Несмотря на большие возможности консервативного лечения, 10—15 % больных подлежат оперативному лечению. При этом чаще всего в немедленном оперативном пособии нуждаются пациенты с тяжелыми быстро прогрессирующими неврологическими расстройствами. В остальных же случаях ставить вопрос об операции можно лишь тогда, когда заболевание резко сказывается на качестве жизни больного, при условии, что исчерпаны все способы консервативного лечения и проведено детальное обследование пациента. Операция — это конечный этап комплекса противоболевых мероприятий.

Показания к оперативному лечению делят на абсолютные и относительные. К абсолютным относятся синдром передней спинномозговой артерии и синдром конского хвоста с картиной сдавления спинного мозга или корешков, сопровождающегося двигательными расстройствами (парезы и параличи). К относительным — длительный или часто рецидивирующий болевой синдром, наличие нестабильности позвоночного сегмента, неэффективность консервативного лечения, а иногда и снижение трудоспособности, приводящие к смене профессии. При этом продолжительность среднего срока консервативного лечения при его неэффективности должна, по мнению большинства врачей, составлять 2—3 мес.

Выбор методики оперативного лечения зависит от стадии дегенеративно-дистрофического процесса в сегменте позвоночника и его клинических проявлений.

При отсутствии симптоматики сдавления содержимого позвоночного канала, т. е. когда не возникает «экстренных показаний» к декомпрессии, возможно применение так называемых щадящих методик. К ним относятся хемонуклеолизис (пункционное введение ферментов в межпозвоночный диск для его фибротизации), чрескожная пункционная нуклеотомия (в основе которой лежит пункционная биопсия для уменьшения объема пораженного диска посредством частичного удаления пульпозного ядра) и дерецепция диска. При этом все структуры, имеющие большое значение для стабилизации данного сегмента позвоночника, остаются практически неповрежденными.

Многообразие анатомических и клинических проявлений остеохондроза послужило причиной появления большого числа разнообразных методик его оперативного лечения. В целом их можно разделить на три группы: декомпрессивные, стабилизирующие и комбинированные (включающие оба момента операции).

К первой группе относятся ламинэктомия или гемиламинэктомия с удалением грыжи диска, транслигаментозная (через междужковый промежуток с удалением желтой связки и сохранением задних костных структур позвоночника) резекция грыжи диска.

Ко второй группе относятся задний спондилодез, передний межтеловой спондилодез или расклинивающий корпородез (с восстановлением высоты межтелового промежутка после резекции диска для восстановления нормальных анатомических соотношений в сегменте позвоночника, в том числе и в межпозвоночных суставах), который наиболее полно обеспечивает стабильность позвоночного сегмента после удаления диска. Для обеспечения надежной фиксации оперированного сегмента, создания оптимальных условий для образования костного блока, предотвращения оседания трансплантата и ранней реабилитации больных костно-пластические операции в последнее время стали дополнять металлофиксацией оперированного сегмента. Используют различные виды погружных и наружных металлоконструкций в виде дистракторов, пластин, стержневых аппаратов и транспедикулярных систем.

Для сохранения функции межпозвоночных дисков применяют их эндопротезирование (рис. 13).

Рис. 13. Эндопротезы межпозвоночного диска для шейного и поясничного отделов позвоночника

Результаты оперативного лечения остеохондроза позвоночника чрезвычайно противоречивы и в целом далеки от оптимальных. Так, по мнению разных авторов, хорошие результаты можно получить у 40-60 % больных.

источник

Определение
Неврологические проявления остеохондроза позвоночника — группа клинических синдромов, патогенетически обусловленных рефлекторными, компрессионными, миоадаптивными факторами и проявляющихся чувствительными, двигательными, вегетативнотрофическими, сосудистыми нарушениями, болевым синдромом.
Эпидемиология
Спондилогенные поражения нервной системы — самые распространенные хронические заболевания человека. Неврологические проявления поясничного остеохондроза составляют 60— 70 % среди всех заболеваний ПНС и являются причиной 70 % случаев временной утраты трудоспособности. Первичное обращение в поликлинику по поводу шейных синдромов остеохондроза — около 12% по отношению ко всем неврологическим больным.
Поражения пояснично-крестцового отдела позвоночника диагностируются у 50% рабочих крупных промышленных предприятий, причем свыше ВО % ежегодных трудопотерь приходится на лиц, ранее уже перенесших обострения поясничной боли с временной утратой трудоспособности.
Неврологические осложнения остеохондроза занимают 2—3-е место среди причин всей инвалидности вследствие заболеваний нервной системы (около 17%), причем ведущей является дискогенная пояснично-крестцовая радикулопатия. Ограниченно трудоспособны около 45% больных задним шейным симпатическим синдромом (Гиткина Л. С. и др., 1988). Выраженные клинические проявления, наиболее частая и длительная инвалидность наблюдаются в период активной трудовой деятельности (в возрасте 25— 55 лет), чаще у мужчин, лиц физического труда. Экономические потери в связи с вертеброгенными заболеваниями очень велики во всех странах.
Этиология и патогенез
Согласно современным представлениям, остеохондроз полифакториальное заболевание с генетической предрасположенностью и несомненным значением ряда дополнительных факторов: перегрузка нижнепоясничных и нижнешейных отделов позвоночника особенно вследствие избыточной статико-динамической нагрузки, имеют значение аутоиммунные, эндокринные, дисметаболические и иные причины. Вместе с тем остеохондроз — проблема преждевременного старения дисков (Попелянский Я. Ю., 1989). Среди неблагоприятных средовых факторов особенно велика роль физического перенапряжения, вибрации, постоянных движений большой амплитуды и частоты. Раннему развитию остеохондроза способствуют врожденная узость позвоночного канала, аномалии позвоночника (переходные пояснично-крестцовые позвонки, люмбализация или сакрализация, расщепление дуг и др.).
Клинически значимые морфологические дегенеративно-дистрофические процессы: остеохондроз и спондилоартроз. Важный период — смещение частей измененного диска кнаружи, его про- трузия, воздействие на богато иннервированное фиброзное кольцо диска и заднюю продольную связку. Патогенетически значимо: образование остеофитов, псевдоспондилолистез, оссификация задней продольной связки. Не имеют клинического значения сопутствующий спондилез, грыжа Шморля, хотя их следует рассматривать как составные части единого процесса.
Стадии развития остеохондроза: 1) относительное снижение высоты диска, гипермобильность; 2) существенное снижение высоты диска, субхондральный склероз, краевые разрастания, нестабильность в сегменте; 3) соприкосновение тел позвонков, нарастание склероза, псевдоспондилолистез, фиброзный блок. При этом нужно учитывать несоответствие между рентгенологически выявленными изменениями позвоночника, в частности грыж дисков, характером и выраженностью клинических проявлений заболевания.
Патогенез компрессии в области межпозвонкового отверстия: сужение остеофитами при спондилоартрозе, боковой грыжей диска с компрессией корешка, нарушение крово- и лимфообращения с венозным застоем, отеком.
Патогенез поражения вертебральной артерии: чаще всего сдавление экзастозами при унковертебральном артрозе и суставным отростком при разгибательном подвывихе позвонка, стеноз, а чаще ангиоспазм артерии вследствие раздражения ее симпатического сплетения.
Основные патогенетические варианты вертеброгенных синдромов:
1. Рефлекторные — вследствие воздействия на рецепторы, иннервирующие пораженные отделы позвоночного сегмента: мышечно-тонические, вазомоторные, нейродистрофические нарушения.
2. Компрессионные, обусловленные воздействием патологических структур (грыжа, остеофит и др.) на корешок, сосуд, спинной мозг, в частности позвоночную артерию, с соответствующими нарушениями.
Факторы риска возникновения, прогрессирования
1. Наследственная предрасположенность к остеохондрозу.
2. Врожденные аномалии развития позвоночника.
3. Возраст 25—50 лет.
4. Труд в профессиях, связанных с физическим напряжением (переноска, перемещение тяжестей), вынужденным положением головы и туловища, резкими движениями рук, в условиях вибрации, воздействия неблагоприятных метеорологических (охлаждение, смена температур) и токсических факторов и др.
5. Травма позвоночника.
6. Общие инфекции, интоксикации.
Классификация вертеброгенных поражений
(I раздел классификации заболеваний ПНС)
1. Шейный уровень:
1.1. Рефлекторные синдромы:
1.1.1. Цервикалгия;
1.1.2. Цервикокраниалгия (задний шейный симпатический синдром и др.);
1.1.3. Цервикобрахиалгия (мышечно-тонические, вегетативно-сосудистые, нейродистрофические проявления);
1.2. Корешковые синдромы:
1.2.1. Дискогенное (вертеброгенное) поражение («радикулит») корешков (указать каких);
1.3. Корешково-сосудистые синдромы (радикулоишемия).
2. Грудной уровень:
2.1. Рефлекторные синдромы:
2.1.1. Торакалгия (мышечно-тонические, вегетативновисцеральные, нейродистрофические проявления);
2.2. Корешковые синдромы:
2.2.1. Дискогенное (вертеброгенное) поражение («радикулит») корешков (указать каких).
3. Пояснично-крестцовый уровень:
3.1. Рефлекторные синдромы:
3.1.1. Люмбаго;
3.1.2. Люмбалгия;
3.1.3. Люмбоишиалгия с мышечно-тоническими, вегетативно-сосудистыми, нейродистрофическими проявлениями;
3.2. Корешковые синдромы:
3.2.1. Дискогенное (вертеброгенное) поражение («радикулит») корешков (указать каких);
3.3. Корешково-сосудистые синдромы (радикулоишемия).
Приведенная классификация нуждается в определенных уточнениях, так как недостаточно учитывает возможность сосудистых осложнений остеохондроза шейной и пояснично-крестцовой локализации — помимо радикулоишемии закономерно встречаются радикуломиелоишемия, миелоишемия. Не вошли в нее и поражения спинного мозга, вызванные его компрессией пролабирован- ным диском. Кроме того, в настоящее время дискогенное поражение корешка при остеохондрозе обоснованно обозначается как ради- кулопатия.
Клиника и критерии диагностики
I. Общие клинические критерии.
1. Анамнез: факторы риска, в том числе профессиональные; типичное развитие заболевания или обострения; предшествующие эпизоды (рефлекторные, компрессионные), их характер, частота.
2. Особенности неврологической симптоматики, обусловленные локализацией, патогенетическим вариантом вертеброгенного синдрома.
3. Основные клинические проявления:
1) позные миоадаптивные синдромы:
а) изменение конфигурации позвоночника — сколиоз, гиперлордоз, кифоз (выраженность);
б) нарушение динамики — ограничение движений (степень);
в) напряжение мышц — слабо выраженное; выраженное — плотная мышца; резко выраженное — мышцу не удается деформировать, дефанс сохраняется в положении лежа;
г) дистрофические изменения мышц — похудание, гипотония, дряблость, болезненные узелки в зоне нейроостеофиброза;
2) болевой синдром. Необходимы его объективизация и уточнение степени выраженности:
а) объективизация: общий вид, походка, поведение больного; симптомы натяжения (Ласега, Нери, Боннэ, Спурлинга, Вассермана и др.) с контролем — вторая фаза симптома Ласега, симптом посадки и др.; алгические точки, напряжение паравертебральных мышц, ограничение подвижности позвоночника; данные ЭМГ (урежение частоты и снижение амплитуды потенциалов при максимальном напряжении, появление фасцикуляций при болевой пробе в случае выраженного и умеренного болевого синдрома);
б) ориентировочное суждение о выраженности болевого синдрома:
— при поясничном остеохондрозе: легкий — боль возникает при вставании с постели, движениях в положении стоя; умеренный — боль при попытке совершить движение в постели, но отсутствует в покое; выраженный — боль в покое, усиливается при малейшем движении.
— при шейном и грудном остеохондрозе: легкий — непостоянная ноющая боль, возникающая при значительной и продолжительной физической нагрузке на мышцы плечевого пояса и шеи; умеренный — постоянная ноющая, сверлящая в области плечевого пояса, спины, усиливающаяся при форсированных движениях головой, вынужденном ее положении, активные движения умеренно ограничены; выраженный — постоянная резкая боль в области шеи, затылка, грудном отделе позвоночника, усиливающаяся при минимальных движениях, анталгические позы;
в) при длительном течении заболевания связь нарушений статико-динамической функции позвоночника с болевым синдромом уменьшается;
3) нарушения чувствительности (при корешковом синдроме чаще монодерматомные — гипестезия, гиперестезия в зоне иннервации корешка), при рефлекторных — по склеротомам, сочетающиеся с поверхностными и глубинными болями, парестезиями;
4) вялые парезы мышц в случае радикулоишемии: чаще «парализующий ишиас» (парез стопы); снижение или отсутствие рефлексов (в зависимости от пораженного корешка), нередко остается после регресса болевого синдрома, объективных нарушений чувствительности и не определяет состояние двигательных функций;
5) вегетативно-сосудистые нарушения облигатны как для рефлекторных, так и корешковых синдромов остеохондроза. При последних возможна не только артериальная, но и венозная недостаточность корешка или спинного мозга. Типичны кожная гипотермия, легкий цианоз, возможно ослабление или отсутствие пульсации тыльной артерии стопы.
II. Особенности клинической картины, обусловленные локализацией и патогенетическим вариантом синдрома остеохондроза.
1. На шейном уровне:
1.1. Рефлекторные синдромы:
— цервикалгия, цервикобрахиалгия. Типичны болевые мышечно-тонические синдромы, часто первые проявления шейного остеохондроза. Клиническая картина представлена жгучими, распирающими болями в глубоких и поверхностных отделах шеи, при брахиалгии иррадиирующими в плечевой пояс, верхние конечности. Боли усиливаются при поворотах головы, кашле, чихании, обычно возникают по утрам после сна, провоцируются переохлаждениями и физической нагрузкой, а также резкими движениями в шейном отделе позвоночника. Мышечно-тонический компонент проявляется ограничением подвижности шеи, дефан- сом поверхностных и глубоких мышц шеи. Заболевание протекает хронически или подостро. Вместе с тем могут наблюдаться и острые прострелы («цервикаго»);
— синдром нижней косой мышц головы с постоянными ломящими болями в шейно-затылочной области, связанными с длительной нагрузкой на мышцы шеи, усиливающимися при повороте головы в здоровую сторону;
— синдром передней лестничной и малой грудной мышц (описаны в группе туннельных невропатий);
— плечелопаточный периартроз (периомартроз). Развивается вследствие дистрофических изменений в капсуле сустава, напряжения в мышцах, приводящих плечо. Помимо остеохондроза встречается у больных, недавно перенесших инфаркт миокарда. Определяется болезненность в точке клювовидного отростка лопатки, при ротации и отведении руки. Характерна атрофия пери- артикулярных мышц, повышение рефлексов вследствие реперкуссии. Периомартроз отличается длительным (2—3 месяца), иногда прогрессирующим течением;
— синдром плечо-кисть (Стейнброкера) характеризуется картиной плечелопаточного периартроза в сочетании с вегетативнотрофическими изменениями в области кисти и лучезапястного сустава. Его возникновению способствуют травма руки, гемиплегия после инсульта, инфаркт миокарда. Клинически боли в суставах и мышцах, отечность и цианоз кисти, атрофия кожи и подкожной клетчатки, остеопороз костей. После стихания болей (через 5—6 мес.) нередко сохраняется тугоподвижность пальцев, кисти. Является одним из проявлений синдрома рефлекторной симпатической дистрофии;
— задний шейный симпатический синдром Барре-Лью (цервикокраниалгия). Обычно составляет единое целое с синдромом позвоночной артерии. Обусловлен раздражением ее симпатического сплетения. Клиническая картина складывается из жгучих, распирающих болей в затылочной области с иррадиацией по всей половине головы, в область глазницы и надбровную область (так называемая «шейная мигрень»). Боль приступообразная, провоцируется резкими поворотами головы в стороны. В 90% случаев сопровождается кохлео-вестибулярными, а в 25% зрительными расстройствами, почти всегда невротическими симптомами. Возможна вертебрально-базилярная недостаточность. Болевые точки: задняя (Попелянского) — кнутри от вершины сосцевидного отростка, передняя (Иванова) — по внутреннему краю грудиноключичнососковой мышцы в средней трети шеи;
1.2. Корешковые синдромы. Обычно обусловлены компрессией корешка в межпозвоночном отверстии. Встречаются значительно реже рефлекторных. Развернутой клинической картине чаще всего предшествует цервикалгия. Боли, парестезии локализуются в соответствующем дерматоме, обостряются при активных движениях. Диагностическое значение имеют симптомы натяжения (аналоги Ласега), симптом Спурлинга — обострение болей с иррадиацией при форсированном пассивном наклоне головы в сторону пораженного корешка. В 90 % случаев страдают корешки Сб, С7, возможны полирадикулярные синдромы:
— корешок С6: боли распространяются от шеи по надплечью, задненаружному краю плеча, лучевому краю предплечья к большому пальцу. Симптомы выпадения помимо гипестезии в зоне дерматома С6 могут быть представлены также слабостью и гипотрофией двуглавой мышцы плеча, мышц тенара, снижением бицепс-рефлекса;
— корешок С7: боли иррадиируют от шеи под лопатку, по задней поверхности плеча и предплечья ко II и III пальцам. Возможны слабость и гипотрофия трехглавой мышцы плеча, задней группы мышц предплечья; снижается трицепс-рефлекс;
— корешок С«: боли от шеи по задневнутренней поверхности плеча, ульнарному краю предплечья к мизинцу. Для симптомов выпадения характерны гипестезия в зоне дерматома С», слабость сгибателей и разгибателей пальцев, уплощение возвышения мизинца. Встречаются снижение рефлекса с трехглавой мышцы, синдром Горнера.
2. На грудном уровне: компрессионные синдромы встречаются весьма редко в связи с отсутствием условий для значительной травматизации дисков и образования грыжевых протрузий. Из рефлекторных наиболее значим болевой синдром в области сердца, возникающей при патологии шейного и верхнегрудного отделов позвоночника. Возможны: провокация стенокардитического приступа при коронарной патологии с видоизменением клинической картины; вертеброгенная псевдокардиалгическая боль (пекталгия, синдром передней грудной стенки) — отличается по локализации, приступы продолжительные, зависят от положения позвоночника, нет изменений ЭКГ при пробах с физической нагрузкой.
3. На пояснично-крестцовом уровне:
3.1. Рефлекторные синдромы. Наблюдаются у 50—60% больных:
— люмбаго (как первое проявление поясничного остеохондроза в 40% случаев). Острая простреливающая (жгучая, распирающая) боль в поясничной области, возникающая в момент физического напряжения, при неловком движении, после охлаждения или без видимой причины. Уплощение поясничного лордоза, кифоз, иногда сколиоз. Поясничный отдел позвоночника фиксирован из-за напряжения мышц. Выпадений чувствительности, двигательных, рефлекторных нарушений нет;
— люмбалгия. Первое проявление поясничного остеохондроза у 55—60 % больных. Возникает в течение нескольких дней в связи с длительным физическим напряжением, охлаждением. Боли ноющие, усиливаются при движениях, в положении стоя или сидя. Болезненны остистые отростки, межостные связки. Движения в поясничном отделе позвоночника возможны, но болезненны, поясничный лордоз сглажен;
— люмбоишиалгия. Боль распространяется на ягодичную область, ногу (пальцев не достигает). Иррадиация боли по склеротомам. Выявляются болезненные участки нейроостеофиброза, узелки в мышцах, вазомоторные нарушения;
— синдром грушевидной мышцы. Может быть отнесен к туннельным;
— кокцигодиния. Болевые проявления в области копчика, мышечно-тонические реакции и боль в мышцах тазового дна. Усиливаются в положении на спине, сидя, при акте дефекации. Течение длительное, возможна невротизация больных;
3.2. Корешковые синдромы (у 40—50 % больных с поражением на поясничном уровне). В типичных случаях развиваются после рефлекторных, хотя при поражении корешка S1 период люмбаго и люмбалгий может быть коротким или отсутствует. Наиболее часто грыжей диска компремируются корешки L5 и S1. Клинические проявления: стреляющие боли, дерматомная гипалгезия, ослабление или выпадение рефлексов, нередко периферический парез. Боли усиливаются при кашле, чихании, активных движениях:
— корешок L4. Поражается сравнительно редко. Боли по передне-внутренней поверхности бедра, голени, слабость и гипотрофия четырехглавой мышцы. Коленный рефлекс снижен или отсутствует;
— корешок L5. Поражается часто. Боли и парестезии по задненаружной поверхности бедра и голени, захватывают тыл стопы, пальцев, нередко лишь I пальца. В этой зоне отмечается снижение чувствительности. Болезненность при перкуссии остистого отростка IV поясничного позвонка. Выявляется некоторая слабость и гипотрофия перонеальной группы мышц, разгибателей стопы, особенно I пальца. Ахиллов рефлекс, как правило, сохранен;
— корешок S1. Частая локализация. Боли и гипестезия иррадиируют по задней и задне-наружной поверхности бедра и голени, распространяются на область пятки, наружный край стопы, V палец. Снижается сила большой ягодичной, затем трехглавой мышцы голени и сгибателей пальцев. Ахиллов и подошвенный рефлексы снижены или отсутствуют;
— сдавление конского хвоста. Возникает чаще после подъема тяжести, при срединных грыжах дисков, обычно L2—L3 и L3—L4. Двусторонние жестокие боли, распространяются на обе ноги, парапарез, тазовые нарушения. Необходимо оперативное лечение;
— синдром артериальной радикулоишемии (парализующего ишиаса корешкового типа). Развивается парез или паралич преимущественно дистального отдела нижней конечности. Чувствительность нарушена в зоне L5—S1 корешков. Процесс всегда односторонний;
— синдромы радикуломиелоишемии.
III. Данные дополнительных исследований.
1. Рентгенография позвоночника. Рентгенограммы в передне- задней, боковой (при необходимости в косой) проекциях, а при показаниях томограммы, снимки в положении максимального сгибания и разгибания в шейном отделе. Спондилография имеет диагностические ограничения, относящиеся прежде всего к объективизации грыжи диска, так как выявляет лишь косвенные признаки его дегенерации.
2. Люмбальная пункция, миелография с позитивными контрастными веществами. Инвазивные методы, которые позволяют выявить деформацию грыжей дурального мешка (наиболее убедительно лишь на уровне L5—S1), иногда умеренное увеличение содержания белка. Чаще используются с дифференциальнодиагностической целью.
3. КТ. Объективный метод диагностики грыж межпозвоночных дисков при усилении контрастности изображения, иногда в сочетании с миелографией. Метод особенно ценен для суждения
о состоянии костных структур позвоночного сегмента, остеофитах, кальцификации задней продольной связки, сужении позвоночного канала.
4. МРТ. Дает возможность без контрастирования выявить типичное для остеохондроза снижение интенсивности сигнала от межпозвоночных дисков (на Т2-взвешенных томограммах). На сагиттальном изображении детально визуализируются грыжи в различных отделах позвоночного столба, их секвестрация, определяется факт компрессии спинного мозга, ее степень. Возможно уточнение показаний к операции дискэктомии, облегчается оценка ее результатов, причин рецидивов.
5. РЭГ, особенно с функциональными пробами (повороты, наклоны головы, прием нитроглицерина), способствует объективизации синдрома позвоночной артерии.
6. РВГ уточняет роль сосудистых факторов в патогенезе некоторых рефлекторных и корешковых синдромов поясничного остеохондроза.
7. ЭМГ позволяет объективизировать и локализовать миелоишемию по поперечнику и длиннику спинного мозга и таким образом дифференцировать спинальный и корешковый типы парализующего ишиаса; уточнить выраженность болевого синдрома, судить о динамике процесса у больных с радикуломиелоишемией.
8. Тепловизиография. Выявляет очаг гипертермии в проекции пораженного диска, но наиболее важны данные о выраженности периферических вегетативно-сосудистых нарушений в конечностях.
Дифференциальный диагноз
Некоторые общие положения:
1. Распространенность рентгенологически выявляемого позвоночного остеохондроза, протекающего без отчетливых неврологических осложнений, а также клинически проявлявшегося в прошлом, что может существенно затруднять диагностику иных вертеброгенных заболеваний.
2. Необходимо учитывать локальность дискогенного поражения при остеохондрозе в отличие от многих воспалительных и других заболеваний, редкость неврологических проявлений остеохондроза грудного отдела позвоночника.
3. У больных пожилого возраста особенно часты диагностические ошибки при метастазах в позвоночник рака (грудной, щитовидной железы, реже желудка, простаты, гипернефромы). Не учитываются характер болевого синдрома (постоянство и выраженность боли вне зависимости от положения больного, отсутствие типичных для радикулопатии нарушений статико-динами- ческой функции позвоночника и другие клинические особенности). Диагностически наиболее значимы МРТ, радиоизотопная сцинтиграфия костей таза и позвоночника, так как обычная рентгенография нередко не информативна (особенно на ранней стадии заболевания).
4. Важен дифференциальный диагноз с гормональной спондилопатией, наблюдающейся у женщин в менопаузе, при многих эндокринных заболеваниях, в частности гипоталамического генеза, миеломной болезни, сенильном остеопорозе, при длительной терапии кортикостероидами. Клинически проявляется острым (при компрессионном переломе позвонков, чаще нижнегрудных и поясничных), а затем хроническим болевым синдромом, деформацией позвоночника. Диагностически важна рентгенография, КТ, биохимические гормональные исследования.
5. Нередки трудности дифференциального диагноза с коксартрозом, особенно на ранней стадии его развития. Характерна непостоянная тупая ноющая боль в тазобедренном суставе, распространяющаяся на ягодичную и паховую область, передненаружную поверхность бедра. Боль усиливается после длительной ходьбы, в начале движения. Подвижность в тазобедренном суставе ограничена. В дальнейшем нередко присоединяется вертебральный синдром. Диагностически значима рентгенография суставов, однако в начальной стадии морфологические изменения могут быть минимальными.
6. Имеется основание учитывать возможность психопатологических состояний (маскированной депрессии), имитирующих клинические проявления остеохондроза позвоночника.
7. Дифференциально-диагностическое значение методов визуализации позвоночника и спинного мозга — КТ, а особенно МРТ, упростивших выявление костных аномалий и деструктивных поражений, опухолей и сосудистых мальформаций спинного мозга весьма велико, однако их результаты нельзя абсолютизировать.
Дифференциальная диагностика корешковых болей
(по Штульману Д. Р. и др.. 1995; с изменениями)
Заболевания, при которых возникает боль
Затылочная невралгия, последствия перелома или смещения позвонков C1—С4, ревматоидный артрит, болезнь Бехтерева, аномалия Арнольда-Киари, опухоли спинного мозга, в частности кранио-вертебральные; миофасциальные боли.
Последствия перелома или смещения позвонков С4—Th1, опухоль спинного мозга, первичные и местастатические опухоли позвоночника и окружающих тканей, менингеальный канцероматоз. болезнь Бехтерева, сирингомиелия, синдром Персонейджа-Тернера. миофасциальные боли, туннельные синдромы плечевого пояса и рук.
Последствия перелома или смещения позвонков Th5—Th12, опухоль спинного мозга, первичные (гемангиомы) и метастатические опухоли позвоночника и окружающих тканей, канцероматоз мозговых оболочек, спинальный эпидуральный абсцесс, туберкулезный спондилит, синдром Титце, спинальный арахноидит, гормональная спондилопатия, миеломная болезнь.
Спондилолистез, сакроилеит, последствия перелома или смещения позвонков L1—L5. первичные и метастатические опухоли конского хвоста, позвоночника и окружающих тканей, гормональная спондилопатия, врожденный стеноз позвоночного канала в поясничном отделе, спинальный эпидуральный абсцесс, спинальный арахноидит, миофасциальные боли, туннельные синдромы тазового пояса и ног, кокцигодиния, коксаргроз.

Читайте также:  Как снять болевой синдром при остеохондрозе народными средствами

Течение и прогноз
1. Типично хроническое течение с рецидивами и ремиссиями.
2. Классическая ситуация: развитие корешкового, а иногда и спинального синдрома после рефлекторных (наиболее типично для пояснично-крестцового уровня);
3. Ремиссии могут быть многолетними, они значительно короче при неблагоприятных условиях труда больного;
4. Обострения провоцируются указанными выше факторами риска, хотя возможны и без видимой причины, во многом определяют тяжесть течения заболевания в целом. Критерии их частоты: частые (4—5 раз в год), средней частоты (2—3 раза в год), редкие (1—2 раза в год). Повторные длительные (3—4 месяца) обострения, особенно при массивных секвестрированных грыжах, — один из факторов, обусловливающих необходимость оперативного лечения больного;
5. В случае компрессии грыжей диска конского хвоста обязательно срочное оперативное лечение. В противном случае прогноз сомнителен из-за сохраняющегося болевого синдрома, двигательных, а иногда и тазовых нарушений.
6. Осложняют течение и прогноз острая радикулоишемия, радикуломиелоишемия, хроническая ишемическая миелопатия, как правило, цервикальная;
7. У оперированных по поводу грыжи диска задним доступом прогноз обычно благоприятный: выздоровление и стабильное течение заболевания, при условии рационального трудоустройства, у 70—80 % оперированных. Рецидивы встречаются у 6—7 % больных, однако возможны повторные операции с хорошим результатом. После успешной операции переднего спондилодеза больные, как правило, также возвращаются к труду, однако после длительной ВН или инвалидности.
8. Возрастные особенности в течении заболевания. Варианты изменений в позвоночно-двигательном сегменте в динамике (Иваничев Г. А., 1995): а) грыжеобразование с формированием рефлекторных и компрессионных синдромов (в течение 3—5 лет);
б) фиброз и высыхание диска без существенных клинических проявлений (в течение 5—8 лет). Важную роль играет возрастная консолидация в сегменте, обусловленная, в частности, саноген- ным эффектом сопутствующего спондилеза. Этим можно объяснить значительно меньшую частоту тяжести обострений корешкового синдрома остеохондроза в пожилом возрасте. Вместе с тем они нередко более продолжительны, имеется тенденция к хрони- зации болей в спине, в основном вследствие люмбалгии, люмбоишалгии.

Читайте также:  Этапы физической реабилитации при остеохондрозе

Принципы лечения при обострении заболевания
1. Комплексность лечебных мероприятий при минимальном использовании фармакологических средств.
2. Индивидуализированная терапия с учетом локализации и характера неврологического синдрома, возможности сопутствующих невротических расстройств. Последние требуют медикаментозной коррекции и психотерапии.
3. Покой (постельный режим на щите) на начальном этапе обострения — исключение неблагоприятных статико-динамических нагрузок.
4. Необходимость специализированной помощи. Желательна ранняя госпитализация в неврологический стационар, особенно при повторном и тяжелом обострении корешкового синдрома. Позднее стационирование, лечение на дому с повторным посещением поликлиники для физиотерапии увеличивает срок ВН на 20—30 %:
а) при резко выраженном и выраженном корешковом болевом синдроме строгий постельный режим — 8—10 дней, умеренном
— 5 дней, в случае обострения цервикалгии около 3 дней, люмбаго — не менее 3—5 дней; аналгетики, миорелаксанты (особенно сирдалуд, обладающий одновременно аналитическим эффектом), нестероидные противовоспалительные препараты: индометацин, диклофенак (ортофен), пироксикам и др.; диуретики; антидепрессанты;
б) после уменьшения степени болевого синдрома:
— нефармакологические методы: массаж, тракции, иглорефлексотерапия, лечебная физкультура, мануальная терапия, физиотерапия. Мануальная терапия должна проводиться после тщательного клинического (неврологического) и рентгенологического обследования. Показания: локальные боли при люмбаго, люм- балгии, цервикалгии; люмбоишиалгия; корешковый синдром в стадии ирритации; нарушения статики и динамики позвоночника. Противопоказания: резко выраженный болевой синдром, отсутствие блокирования в позвоночно-двигательном сегменте; радикулоишемия, миелоишемия, компрессия спинного мозга;
— при рефлекторном мышечно-тоническом синдроме: уменьшение напряжения мышц путем новокаиновой блокады (синдром лестничной, грушевидной мышцы и др.);
— при вегетативно-сосудистом синдроме: физиопроцедуры, лазеротерапия, точечно-сегментарный массаж, вазоактивные средства;
— при заднем шейном симпатическом синдроме: дозированные тракции в шейном отделе позвоночника с использованием петли Глиссона, новокаиновые инфильтрации позвоночной артерии, физиотерапия, сосудорасширяющие средства; в случае головокружения — микрозер, ноотропил.
5. Показания к хирургическому лечению (определяются строго индивидуально, должны быть обоснованы): 1) острое сдавление конского хвоста (абсолютное); 2) выраженный стойкий болевой синдром в случае поясничного остеохондроза, постоянно возобновляющиеся корешковые боли при переходе в вертикальное положение, продолжающиеся в течение 3—4 месяцев без тенденции к существенному уменьшению; 3) острая радикуломиело- ишемия; 4) синдром позвоночной артерии (выраженный) при безуспешном лечении не менее 6 месяцев; 5) выраженное ограничение жизнедеятельности, инвалидизация больного. Противопоказания: старческий возраст, тяжелые сопутствующие заболевания.

Медико-социальная экспертиза Критерии ВУТ
Продолжительность ВН определяется: а) клиническими особенностями неврологического синдрома, уровнем и локализацией поражения, тяжестью обострения; б) профессией больного, условиями труда, другими социальными факторами; в) оперативным лечением.
Ориентировочные сроки при обострении:
1. Шейный уровень: цервикалгия — до 7 дней; корешковый синдром — 2—3 недели; плечелопаточный периартроз — 3—
4 месяца; синдром плечо-кисть до 5—6 месяцев (с продолжением лечения по больничному листу или направлением на БМСЭ); задний шейный симпатический синдром — при средней тяжести и тяжелых приступах головокружения от 3 до 7 дней.
2. Грудной уровень: корешковый синдром в случае умеренного обострения — до 10 дней, выраженного — стационарное лечение в течение 2 недель, общая ВН — 18 дней.
3. Поясничный уровень: люмбаго, обострение люмбалгии — ВН не менее 7—10 дней; люмбоишиалгия — 16—18 дней; умеренно выраженное обострение корешкового синдрома — в среднем 15 дней; тяжелое обострение дискогенной радикулопатии — стационарное лечение в течение 2—3 недель, общая продолжительность ВН до 30 дней и более, после чего при необходимости облегчение условий труда по рекомендации КЭК.
Оперированные больные:
1. Задним доступом. Стационарное лечение в зависимости от характера операции (гемиламинектомия, интерламинектомия, фе- нестрация и декомпрессия диска и др.) — от 25 дней до 1,5 месяцев. Минимальный срок ВН — 2 месяца, у лиц физического труда при сохраняющемся болевом синдроме — продолжение лечения по больничному листу до 3—4 и более месяцев, временные ограничения в труде по рекомендации КЭК. При неблагоприятном трудовом прогнозе — направление на БМСЭ с целью определения инвалидности.
2. Передним доступом (дискэктомия с передним спондилодезом). Лечение в стационаре от 1,5 до 2 месяцев. ВН в связи с длительной консолидацией (формирование костного анкилоза) — до 6—8 месяцев и более по решению ВК. Направление на БМСЭ через 2—3 месяца с целью определения II группы инвалидности на 1 год (не обязательно).
3. При декомпрессии позвоночной артерии стационарное лечение в течение 1 —1,5 месяцев, общая ВН —до 2—2,5 месяцев.
Основные причины ограничения жизнедеятельности
1. Болевой синдром (даже умеренно выраженный, но стойкий): а) при поясничном и грудном остеохондрозе ограничивает жизнедеятельность в связи с нарушением способности к передвижению, стоянию, поддержанию позы, что снижает способность к повседневной деятельности, но в основном трудовые возможности больного; б) при шейном остеохондрозе (корешковый синдром, периартроз плечевого сустава, синдром плечо-кисть) нарушается функция верхних конечностей: снижение ручной активности, затруднение и невозможность движений в шейном отделе позвоночника, что в целом также уменьшает способность к повседневной деятельности в быту, трудовые возможности.
2. Двигательный дефицит наблюдается при выраженном нарушении статико-динамической функции позвоночника, парезе нижней конечности, нижнем парапарезе у больных с синдромом конского хвоста, радикуломиелоишемией, радикулоишемией. В той или иной степени ограничивается способность к передвижению, ходьба по лестнице.
3. Периодически возникающие кохлео-вестибулярные нарушения, цервикалгия у больных с задним шейным симпатическим синдромом, провоцируемые резкими движениями в шейном отделе позвоночника, вибрацией, размашистыми движениями рук, могут существенно ограничивать жизнедеятельность в быту, способность к труду во многих профессиях.
4. На трудовых возможностях и качестве жизни больного сказываются ограничения, обусловленные факторами риска обострения заболевания, в частности вследствие снижения выносливости к физическому напряжению и воздействию неблагоприятных климатических условий (в первую очередь к охлаждению) в повседневной жизни и на производстве.
Примеры формулировки диагноза
Диагноз формулируется в соответствии с требованиями классификации, однако в экспертной практике всегда важно указание на нозологическую природу заболевания. В связи с этим он должен начинаться с указания на остеохондроз позвоночника, его преимущественную локализацию. Например:
— остеохондроз, унко-вертебральный артроз С5—С6, С6—С7, умеренно выраженный правосторонний корешковый синдром, задний шейный симпатический синдром с редкими цервикокра- ниалгическими и вестибулярными приступами в стадии ремиссии, рецидивирующее течение;
— поясничный остеохондроз, люмбаго с выраженным болевым синдромом;
— поясничный остеохондроз, дискогенная радикулопатия L5 справа с умеренным парезом разгибателей правой стопы, резко выраженным болевым синдромом, часто рецидивирующее течение. обострение.
Противопоказанные виды и условия труда
1) Общие: значительное физическое напряжение, общая и местная вибрация, вынужденное положение головы, туловища, конечностей, неблагоприятные метеорологические условия (холодное помещение, сквозняки), воздействие нейротропных ядов.
2) Индивидуальные — в зависимости от локализации поражения, характера и особенностей трудовой деятельности, например при шейном остеохондрозе форсированные движения головы, размашистые движения рук и т. п. Некоторые противопоказанные профессии: шахтер, бурильщик, тракторист, водитель большегрузной автомашины и др.
Трудоспособные больные
1) При благоприятно текущем заболевании (преимущественно с рефлекторными синдромами остеохондроза), без тенденции к нарастанию частоты и тяжести обострений.
2) Рационально трудоустроенные больные с дискогенной радикулопатией, умеренными резидуальными симптомами (выпадение рефлексов, легкие нарушения статики позвоночника), с редкими обострениями.
3) Те же больные, трудоустроенные в своей профессии с облегченными условиями труда по рекомендации ВК.
4) Больные, перенесшие операцию ламинэктомии по поводу дискогенной радикулопатии с хорошим результатом, трудоустроенные в доступной профессии.
5) Больные, успешно оперированные методом переднего спондилодеза после длительного периода временной нетрудоспособности, или в течение одного года являвшиеся инвалидами
II группы.
Показания для направления на БМСЭ
1. Частые и длительные обострения радикулопатии (реже рефлекторного синдрома) при недостаточной эффективности мероприятий по медицинской реабилитации.
2. Неблагоприятное течение заболевания, повторные обострения при невозможности продолжать работу в основной профессии из-за неблагоприятных факторов, которые не могут быть устранены по заключению ВК, или если рекомендуемое трудоустройство приводит к снижению квалификации и заработка.
3. Длительно временно нетрудоспособные больные с синдромом плечо-кисть при неблагоприятном или сомнительном прогнозе.
4. Выраженные вестибулярные нарушения, астенический синдром, цефалгия при частых обострениях заднего шейного симпатического синдрома, противопоказанных факторах в выполняемой работе и невозможность рационального трудоустройства.
5. Стойкий выраженный болевой синдром, двигательные нарушения после радикулоишемии, радикуломиелоишемии, дискогенной компрессии конского хвоста.
Необходимый минимум обследования при направлении на БМСЭ
1. Рентгенография позвоночника.
2. КТ, МРТ (при необходимости).
3. Люмбальная пункция, миелография (если производились).
4. РЭГ (при заднем шейном симпатическом синдроме).
5. РВГ (при сосудистых осложнениях поясничного остеохондроза).
6. ЭМГ (при синдроме радикуломиелоишемии).
7. Консультация нейрохирурга (в случае показаний для хирургического лечения).
8. Общие анализы крови, мочи.

III группа: умеренное ограничение жизнедеятельности, обусловленное стойким болевым синдромом, нарушением двигательных, вестибулярных и иных функций, повторными обострениями, препятствующими выполнению работы (по критериям ограничения способности к трудовой деятельности, самостоятельному передвижению первой степени).

II группа: выраженное ограничение жизнедеятельности (частые длительные обострения, неблагоприятное течение заболевания, невозможность или неэффективность оперативного лечения) — по критериям ограничения способности к трудовой деятельности и самостоятельному передвижению второй степени. Иногда II группа инвалидности устанавливается на год после операции переднего спондилодеза или осложнениях при ламинэктомии.

I группа: определяется редко, как правило, лишь в случае глубокого нижнего парапареза, параплегии после грыжевой компрессии конского хвоста в связи с ограничением способности к передвижению и самообслуживанию третьей степени.

Причины инвалидности: 1) общее заболевание; 2) профессиональное заболевание; а) у больных с рефлекторными синдромами шейного и пояснично-крестцового уровня; б) при шейно-плечевой, пояснично-крестцовой радикулопатии и радикуломиелопатии. Одновременно определяется степень утраты профессиональной трудоспособности в процентах; 3) трудовое увечье, военные причины (если показана роль травмы позвоночника в развитии, прогрессировании остеохондроза).

Профилактика инвалидности
1. Первичная профилактика: 1) возможное исключение факторов, способствующих развитию остеохондроза позвоночника: правильное физическое воспитание, предупреждение резких перегрузок и нарушений осанки с детского возраста; у работающих — уменьшение микро- и макротравматизации позвоночника, вынужденного положения туловища и головы и других неблагоприятных воздействий, обусловленных характером и условиями труда; 2) выявление при диспансерных осмотрах и профотборе лиц с начальными проявлениями остеохондроза, их профессиональная ориентация с учетом противопоказаний и рациональное трудоустройство; 3) своевременное и адекватное протезирование при ампутациях нижних конечностей, лечение болезней опорнодвигательного аппарата, травм позвоночника.
2. Вторичная профилактика: 1) оптимальное лечение и соблюдение сроков ВН при первых и последующих обострениях заболевания; 2) изменение условий труда и правильное трудоустройство по рекомендации КЭК с учетом уровня поражения и характера неврологического синдрома; 3) рекомендации больному по
профилактике обострений заболевания в зависимости от условий труда (изменять положение во время работы, использовать рациональные приемы поднятия тяжестей, остерегаться переохлаждения, местного перегрева и т. п.); 4) диспансерное наблюдение, в первую очередь в отношении больных с обострениями рефлекторного, а особенно корешкового, синдрома (3-я группа наблюдения, осмотры 2 раза в год). После оперативного лечения в первые
3 месяца 1 раз в месяц, затем 1 раз в 3 месяца. Назначаются курсы противорецидивного лечения.
3. Третичная профилактика: 1) адекватные индивидуализированные лечебные и реабилитационные мероприятия, при необходимости оперативное лечение; 2) своевременное определение
III группы инвалидности и трудоустройство с учетом противопоказаний для предупреждения обострений и прогрессирования заболевания.

Реабилитация
Индивидуальная программа реабилитации больного с неврологическими осложнениями остеохондроза должна включать:
1. Мероприятия по медицинской реабилитации на заключительном этапе лечения больного с обострением заболевания и с целью профилактики экзацербации. Желательно соблюдение последовательности лечения: в стационарном реабилитационном отделении, поликлинике (медсанчасти), специализированном профилактории, санатории. Используются преимущественно нефармакологические индивидуализированные методы: физио-, бальнеотерапия, массаж, лечебная физкультура и др.
Хирургическое лечение — важный и действенный метод реабилитации при условии правильного отбора больных с учетом показаний и противопоказаний к операции. Например, хорошие и отличные результаты ламинектомии с возвращением больных к труду (при катамнестическом наблюдении в течение 5 и более лет наблюдаются в 70—80 % случаев).
2. Профессиональный и социальный аспекты реабилитации включают рациональное трудоустройство с учетом уровня поражения и характера неврологического синдрома, что особенно значимо для больных молодого возраста, признанных ограниченно трудоспособными. Нередко важным этапом профессиональной реабилитации является обучение и переобучение доступной (в зависимости от особенностей неврологических нарушений) профессии. Оно может быть осуществлено в обычных и специализированных учебных заведениях, путем индивидуального ученичества. Наиболее целесообразно обучение с последующим трудоустройством в профессиях гуманитарного, административно-хозяйственного, инженерно- технического направления, работа в коммерческих учреждениях, в торговле, профессии ручного труда (слесарь-сборщик малогабаритного оборудования, электромеханик по ремонту бытовой техники и др.), медицинского и технического лаборанта и т. п. В соответствии с показаниями необходимо снабжение средствами передвижения (мото-, велоколяска и др.).
Об эффективности реабилитационных мероприятий свидетельствуют: уменьшение частоты и продолжительности ВН, положительная динамика инвалидности и возвращение к труду без ограничений лиц, признававшихся инвалидами III группы. Так, по данным А. В. Клименко (1988), последовательное осуществление мер медицинской реабилитации при поясничных синдромах остеохондроза привело к снижению в 2 раза средних сроков ВН больных в течение года, что позволило достичь значительного экономического эффекта.

источник